Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 4

1993

Петербургский театральный журнал

 

Антракт

Каждый год студенты-театроведы отправляются на практику в литературные части театров и приносят затем оттуда свои впечатления в форме дневников «завлитской практики». Фрагмент дневника Т. Каневской мы публикуем. Студентка проходила практику в Молодежном театре весной 1993 года.

5 марта.

Позвонила в театр, и мне сказали, что наконец-то приехал Виктюк. Завтра репетиция.

6 марта.

Грянули холода. Оделась потеплее и приехала. Опоздала, разумеется. Девчонки уже сидят. Тихо-тихо вхожу. Холодно, как в морге. Не топят.

Зиганшина сидит в инвалидной коляске, вся закутанная в разные платки. Остальным легче, они ходят.

Репетируют первую сцену. Клотильда (Зиганшина), Джезуальда (Онищенко), Дон Кателлино (Кухарешин).

Прогнали сцену. Виктюк не останавливал. Со мной поздоровался. Неужели узнал с прошлогодней Карельской гостиной? Хотя вряд ли.

А потом он стал им объяснять.

Стоит составить словарь его режиссерских терминов, но это — дело долгое. Вкратце.

ГЕНИАЛЬНО (ГЕНИЙ) — если актер в точности делает то, что он ему объяснил.

ДОЦЯ — обращение к молодой актрисе.

ЕБС! — междометие, обозначающее быстрое движение.

ЕБС, ЕБС! — междометие, обозначающее два быстрых движения подряд.

МАНЮРКА - женские половые органы; женщина вообще.

СЫНА — обращение к актеру (возраст не имеет значения).

ТАЛАНТ — если актер делает не совсем то, что ему объяснили.

ЧИЧИРКА — мужские половые органы; мужчина вообще.

Я — наиболее часто встречающееся местоимение.

Зиганшиной он почти ничего не говорит. Зато придумал, что монолог про барона Кастальдо она будет произносить… с живым голубем за пазухой. «Ерунда, — говорит, — прокат голубя в цирке стоит десять рублей в час. Зато секс с голубочком — этого еще нигде никогда не было».

Вообще, сверхзадача Виктюка, насколько я поняла, — как можно больше придумать «штучек» в единицу времени. С другой стороны, это понятно: два дня репетирует, потом на несколько месяцев уезжает, и с актерами работает… театровед Ю. Кобец, который на репетиции выполняет обязанности помрежа.

Так вот, Виктюк придумал, что Джезуальда — Онищенко будет поливать цветочки. «Оля, пойми, ты — лагерница. У тебя должно быть такое лицо. И потом — как ты поливаешь? Ты писаешь, а должна быть спермуська. Мол, кто бы меня оросил… Вот так: ебс! ебс!» И так далее.

Или еще: он придумал, что Джезуальда подметает двор и присмотрела местечко, где похоронит Клотильду. Она там все вымеряет, место расчищает и т. д.

Он придумывает им каждое движение, вплоть до количества шагов.


7 марта.

Репетиция Виктюка. Сцена вторая (приезд Фердинандо).

Фердинандо играет мальчик из ТЮЗа. Зовут Леша. Фамилию не знаю.

Виктюк по-прежнему почти ничего не говорит Зиганшиной. Впрочем, ей и не надо говорить: она в спектакле главная, репетирует, между прочим, потрясающе точно, а задача всех остальных — достойно ей подыгрывать. Психологические реакции дозволяются только Клотильде — Зиганшиной; остальным «ни-и-зя-я».

Например, Клотильда оскорбила Джезуальду при Фердинандо. Оля начала монолог, а Виктюк прервал: «Что ты мне здесь страдаешь? Ты что, Катерина? Это что, „Гроза“? „Гроза“, я тебя спрашиваю?» — «Нет». — «А раз нет, то ты, доця, говори и вертись вокруг своей оси. Попробуй… Так… так… Ты талант… Но если на последней реплике ты снова окажешься лицом к Эре — ты будешь гений».

Конечно, «гвоздь» программы — сцена с обнаженным Фердинандо.

«На заднем плане будет лестница, и ты по ней будешь спускаться. Тут будут разные занавески висеть, будет красиво. Ты, сына, спускайся медленно, в рапиде, и поворачивайся на каждом шаге то спиной, то лицом, чтобы чичирка то балямкалась, то нет».

Он и Онищенко собирается раздеть. Но это еще не точно.

Теперь я поняла, почему у Виктюка репетиции интереснее спектаклей и почему актерам так нравится с ним работать.
Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru