Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 5

1994

Петербургский театральный журнал

 

Фанатический профессионал

Аркадий Иосифович был фанатический профессионал. Это совсем не значит, что он все умел, или — что все получалось. Он фанатически уважал самое понятие «профессиональность», в этом смысле, он, конечно, был не своевременен, потому что время, в котором он жил, работал, утверждался, было временем все возрастающего дилетантизма, или, как теперь принято говорить, поголовной некомпетентности. И в театре, в том числе.

Эта страстная любовь к профессионализму в век всеобщешл непрофессионализма, делает фигуру простого театрального профессора Аркадия Иосифовича Кацмана сегодня чрезвычайно интересной для рассмотрения…

В век падения автоитетов, в основном заслуженных, трудно обнаружить авторитеты подлинные. Они совсем не там, где ожидается — не в политике, не в области высоких и отвлеченных идей, а там, где люди, наперекор всему, пытались что-то делать, делать честно, веря тому, во что верят. И если компания молодых людей готова еще и еще раз возвращаться к тому, чем занимался с ней один из учителей — это доказательство того, что в нашей жизни есть что-то, что мы должны ценить. Когда этого нету, то жизнь бессмысленна и даже менять ее нет ради чего…

Аркадий Иосифович был сложный человек, и наполовину наша работа состояла из споров. Восемь лет мы просидели рядом за одним педагогическим столиком, за одним режиссерским столиком, за одним микрофоном, иногда вырывая друг у друга микрофон, были готовы бросить им друг в друга, прямо на глазах у студентов, которые при этом и учились тому, что нет истины в последней инстанции, что их учат живые люди, которые спорят и могут не сговариваться.

Но ничто не вечно под луной, и союзы в том числе, хотя их всегда хочется максимально продлить.

Дальше, в своей работе я часто вспоминал Кацмана.

Был ряд вещей, которые Аркадий Иосифович делал так, как не умеют делать другие, как не умею делать я. У него я научился целому ряду вещей, при всем при том, что мы работали вместе и как бы на равных. Какие-то вещи просто узнал, благодаря тому, что столкнулся с человеком другого поколения и опыта. И скрупулезность в работе, которая казалась мне не слишком важной (было бы живое!) стала уважаться и пониматься после общения с ним. Иногда мне было больно, что нет рядом человека, который может так добиться скрупулезности.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru