Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 5

1994

Петербургский театральный журнал

 

Он был весь соткан из нервов

С появлением в Ленинграде Г. А. Товстоногова как-то сразу появился и Аркадий Иосифович. Я даже не могу точно вспомнить, как это случилось. Кацман как-то «прилепился» к нему и не «отлеплялся» всю жизнь.

Это был очень беспокойный человек, весь соткан из нервов. Вся его жизнь, его данные гражданина, человека и духовное существо направлены были к театру. Для него кроме театра, наверное, ничего не существовало.

Без Кацмана стало тихо…

Поразительно, что они вместе (Товстоногов и Кацман - Н. К.) ушли. Он как «прилепился», так и не «отлепился». Даже смерть Товстоногова не помешала «прилепиться», он ушел из жизни через три месяца и ушел страшно, совсем в одиночестве.

По-моему, у него было много инфарктов. Он всегда жаловался на сердце, и странно бы было, если бы у такого человека сердце было нормальное и здоровое. Потому что вся его деятельность, все его пребывание в этой жизни — подсказано сердцем. Поэтому оно и не выдерживало и не выдержало — «лопнуло». И никого не было рядом. Трудно жить одному. Это уже наша вина — мы мало уделяем внимания людям в возрасте, людям больным, наверное, все мы — эгоисты, о себе думаем больше. И все-таки должен быть с человеком рядом еще один человек…

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru