Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 8

1995

Петербургский театральный журнал

 

Холодное лето в Тампере

Тампере — город, пленяющий, обнимающий тебя закруглёнными очертаниями уютных набережных, сохранивших под слоем бетона естественную волнистость береговой линии, город, умиротворяющий несуетностью и покоем, мягким и ласковым звучанием финской речи, запахом чистой речной воды и буйной зелени.

Тампере — город для жизни; театр в Тампере — часть городского организма и одно из непременных условий здешней жизни. В городе с населением 170 тысяч человек — 16 собственных театров, несколько традиционных фестивалей (в том числе международных): музыкальный («Тампере-Биеннале»), хоровой, джазовый, народного танца, короткометражных фильмов… И
 — Международный театральный фестиваль. В августе 1994 г. он проводился в двадцать шестой раз, а статус международного получил в 1989 г., когда пост его художественного руководителя заняла неутомимая и пока бессменная Вивика Бандлер. Удивительно — вся махина фестиваля приводится в движение усилиями одних женщин (кроме Вивики, это Лена Вихоля, исполнительный директор, а также Паула Киннунен и Эвамайя Миеттинен).

Программа фестиваля 1994 г. включала в себя лучшие финские спектакли сезона 1992/1993 и театральные работы, представленные труппами из Нью-Йорка, Женевы, Амстердама, Упсалы, Стокгольма, Глазго, Саранска… В течение шести августовских дней и ночей 75 театральных коллективов показали около 60 спектаклей и почти 200 разного рода представлений — на сценах и площадках открытых и закрытых, специальных и импровизированных. Под финал фестиваля грянул Большой Ночной Хэппенинг, и тогда десятки тысяч его участников-зрителей (в большинстве это жители Тампере) заполонили городской центр — театральные сцены, соборы, площади, улицы и парки, кафе и рестораны.

Но и в обычные фестивальные дни горожане удивительно артистично, легко и талантливо подхватывали условия игры, предлагаемые актёрами многочисленных уличных трупп. Одной из самых популярных и любимых была труппа из Глазго «Flipside» с уличным представлением «Gravitational Comedy». Посмотрев этот спектакль не меньше пяти раз, в день отъезда я с ужасом осознала, что ни шестого, ни седьмого раза уже не будет… Мастерски выполняя сложнейшие цирковые фокусы, троица ребят, свободно импровизируя, проделывала всё это как весёлые и непредсказуемые дурачества тинейджеров, пришедших сюда так, поиграть — с ослепительными улыбками, поддразнивая и заводя друг друга, владея, однако, искусством с полоборота заводить и зрителей, мгновенно превращать их в азартных соучастников своих головокружительных трюков.

Тампере — город, где в полной гармонии соседствуют густонаселённые урбанизированные районы и нетронутые природные массивы с лесистыми холмами и чистейшими озёрами, а в архитектуре мирно уживаются ансамбли старинных построек и современные жилые кварталы, традиционная финская культовая архитектура (с каменной церковью ХV в., с одним из шедевров стиля модерн — Кафедральным собором) и футуристические бетонные храмы современных зодчих… Так же и тамперский фестиваль собрал спектакли и труппы разноприродные, разноликие. На этот раз не предлагалось никакой объединяющей «идеи» фестиваля. Однако несколько лет назад тамперский форум собрал спектакли малых форм под девизом «Чем меньше, тем лучше», и это был едва ли случайный выбор фестивальной «темы». По-моему, и на сей раз лицо фестиваля очерчивалось благодаря спектаклям компактной, сжатой формы, нетрадиционного репертуара, с оригинальным и сложным театральным текстом.

Вот почему спектакль «Сирано де Бержерак» Финского национального театра (Хельсинки) с прекрасным Сирано — Эско Салминеном не стал центральным событием фестиваля, несмотря на завидно высокую театральную культуру представления: традиционный академический стиль, крупная форма, постановочный размах и шик выводили его за эстетические рамки общей картины фестиваля. Блестящим, но столь же инородным зрелищем стали, на мой взгляд, танцы в прекрасном исполнении негритянской труппы из Нью-Йорка «Urban Bush Women»: это было традиционное шоу. Поистине звёздный актёрский состав представил хельсинкский «The Group Theatre» в «Стороже» Г. Пинтера: Веса-Матти Лойри в роли Дэвиса, именуемый в финской прессе «лучшим актёром Финляндии», и не уступающий ему Веса Виерикко в роли Астона «прикрывали» своим действительно виртуозным искусством анемичную режиссуру.

В отличие от этих трёх талантливых работ, оказавшихся, как мне кажется, всё-таки на обочине фестиваля, в программе его были и зрелища просто провальные. Первое среди них — увы, громко названная «мировой премьерой» совместная постановка Национального театра из Мордвы (Саранск) и тамперских актёров «Четвёртая симфония Сибелиуса»: невыносимая,тягучая скука безликого пересказа биографии композитора. Биографическое содержание легло и в основу работы «Женщина любит ледяное шампанское»: Тийа Лоусте сыграла моноспектакль, посвящённый финской писательнице Айно Каллас, но погрузила нас не столько в творческий мир своей героини, сколько в перипетии её женской судьбы.

Настоящим потрясением и первейшим событитем тамперского лета стала для меня работа хельсинкского театра «Zodiak» «For Valeska», посвящённая памяти немецкой танцовщицы Валески Герт (хореография Кирси Монни). В отличие от других «биографических» спектаклей фестиваля,этот воскрешает прежде всего эстетический, художественный феномен, загадку артистизма, метафизику души и мир подсознания гениальной актрисы. Предельно камерный, в исполнении Кирси Монни и Крис аф Энехельм, в музыкальном сопровождении Санны Салменкаллио, спектакль в Тампере шёл в комнате на расстоянии вытянутой руки от публики и воздействовал не просто мощно, но жестоко, повергая зрителей в состояние сильнейшего шока — кого от восхищения, кого от отвращения. Ненормативные, аномальные движения, подчас напоминающие элементы танца буто, складывались в гротесковый рисунок, где соединялись жесты и позы от сакральных, ритуальных до кабаретных, издевательски-вульгарных, будто ставил их сам Тулуз-Лотрек. От мук и корчей человеческого рождения и внутриутробного первого крика — к страшному познанию другой темноты, замыкающей трагический круг жизни.

Вершиной фестиваля, на мой взгляд, стал и шведский спектакль «Гибель „Титаника“» (режиссёр Джим Байвотер) — также в исполнении всего двух актёров, на этот раз мужчин. Перед нами — до изнеможения смешная комедия, названная в шведской прессе «оскорбительно забавной». Трагедия «Титаника», потрясшая мир в 1912 году, стала одним из излюбленных сюжетов искусства ХХ века, а на исходе столетия превратилась в миф Нового времени (или парафраз древнего мифа о Ноевом ковчеге?) Документально-точный (на экране сменяются фотоизображения «Титаника» и его реальных пассажиров-смертников) и предельно остранённый, сюжет о гибели «Титаника» согласно пьесе разыгрывается между двумя героями — актёрами Гилбертом и Сиднеем, примеряющими на себя одну роль за другой, а их, в свою очередь, играют блистательные комики Пол Кесселёфски и Джон Фишке.

Но, может быть, наибольшее число почитателей собрал спектакль «Beginings» (режиссёр Патрик Мор) — остроумная и мудрая интерпретация знаменитого финского эпоса «Калевала» силами международной труппы из Женевы (Театр «Spirale»), в состав которой входят артисты из стран Европы, Африки. Австралии, Азии, Южной Америки. Архетипы финской мифологии, космогонические образы национального эпоса в спектакле — та почва, на которой прорастали вечные начала неумирающих жизненных ценностей…

Тампере — город для жизни.

Марина Корнакова
Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru