Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 8

1995

Петербургский театральный журнал

 

Фонтанка, 114. Измайловский сад

Давным-давно, когда река Фонтанка была болотным ручейком, когда местность, связанная с ней, считалась загородной, а земля раздавалась под дачные усадьбы безо всякой платы, на левом берегу расположились усадьбы. Наиболее благоустроенными (по плану 1738 года) выглядели две из них: почтмейстера Аша и генерала Румянцева.

История строительства дома почтмейстера Аша связана с созданием Ботанического сада Академии наук; об этом современники писали: «Императорская Российская Академия имеет свои заседания в каменном доме на левом берегу Фонтанки. Ботанический сад АН принадлежал до сего времени вышеупомянутому Ашеву дому и простирался до слободы Семеновского полку. Екатерина II пожаловала в 1785 году дом и сад обеим её Академиям…» Вот на этом месте и расположится в будущем небезызвестный нам Измайловский сад, так что, можно считать, звание Академического дано ему было ещё при рождении.

Настоящая же история Измайловского сада, или сада «Буфф», как привыкли называть его старые петербуржцы, начинается значительно позже, а «крёстным отцом» его можно считать предприимчивого ярославца Петра Вианоровича Тумпакова.

В 1901 году, некогда бывший половой из ярославской чайной, небольшого роста, с весьма оживлённым лицом, умными и хитрыми глазами, очень подвижный (несмотря на округлую фигуру), Тумпаков арендовал землю у купцов Тарасовых, о чём и гласит казённая бумага с большой императорской печатью:
«Августа десятого дня одна тысяча девятьсот первого разрешается купцу 2-ой гильдии Тумпакову Петру Вианоровичу застройка местности, именуемой Измайловским садиком, под устройство на вышеозначенной ресторации и прочих увеселительных заведений по усмотрению владельца».

Получив разрешение, «новый хозяин» Измайловского сада сломал в нём все постройки, за исключением раковин для оркестра, построил театр с партером под крышей, залил сад электричеством, а при входе разбил громадный цветник из живых и искусственных цветов. Вечером в этих цветах зажигались лампочки, сад наполнялся разноцветными огоньками и, взлетая то тут, то там, эти электрические «бабочки» представляли удивительно эффектное зрелище.

Меньше чем за год Тумпакову удалось создать очень нарядный сад. Веранда была отделана зеркалами и декоративными панно; театр лёгкой и воздушной конструкции, весь залитый светом, встречал зрителя большим «коммерческим» занавесом, сплошь разрисованным крикливыми рекламами. Но когда дирижёр Шпочек вставал за пульт, вместе с увертюрой взлетал вверх лёгкий, «коммерческий», а за ним — тяжёлый, настоящий, бархатный.

И так каждый вечер…

Надо заметить, что цены на билеты в театр были вполне доступны по тем временам. Ну а те, кому они были не по карману, могли, гуляючи по вечерам вдоль Фонтанки, послушать любимые мелодии бесплатно. Деревянный театрик легко «пропускал» их сквозь стены.

К удовольствию знатных гурманов был открыт ресторан, где всегда подавались свежие устрицы, французское шампанское и другая иностранная снедь.

Пароходная пристань находилась вблизи сада, сообщение через Неву не прекращалось всю ночь…

Новый театр и сад «Буфф», естественно, стал излюбленным уголком отдыха. Вошло в традицию, что «весну» в городе открывал Тумпаков, и все истинные петербуржцы считали своим долгом побывать на открытии «Буффа». Здесь всё было неподражаемо: голос Вяльцевой и ставший любимцем публики Н. Ф. Монахов. Лучшая исполнительница шансоньеток Чарова и лучший автор-куплетист, исполнитель сенсационных пародий, Молдавцев. Вообще, «Буфф» как-то из всего ухитрялся сделать сенсацию, ко всему возбудить любопытство.

Здесь любили удивляться и умели удивлять.

В 1911 году сменился владелец сада, но неизменным остался его волшебный дух. И даже в первую послеоктябрьскую весну — 28 мая 1918 года

 — «Буфф» открыл очередной сезон. В то время для горожан это был единственный сад, где они могли найти отдых и развлечения.

Это было давным-давно… И хотя Фонтанка с тех пор превратилась в большую реку, ставшую вторым после Невы водным символом Петербурга;

хотя в Измайловском саду звучали голоса всех звёзд советской эстрады;

хотя ресторан превратился в театр и знатные «гурманы» могут увидеть там самые невероятные вещи, — но…

Давно уже нет иллюзиона, сказочных цветов, волшебных бабочек, зеркальных веранд, фонтанов, речных трамвайчиков, даже занавеса, ни лёгкого, ни тяжёлого — нет. Остались только люди, которые так и не разучились удивлять и удивляться.

И поэтому хочется верить, что однажды найдётся новый купец 2-ой гильдии и за один день снесёт все неприглядные старые постройки, построит новый театр, зальёт сад светом и подарит городу праздник, которому не будет конца.

Марина Беляева
Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru