Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 14

1997

Петербургский театральный журнал

 

Служба театру длиною в три века

Ирина Шарымова

Театральная династия Куневичей не актерская. Это династия театральных рабочих, удивительно преданных театру.

«Люди театра!.» — так назвал одну из своих книг Гиляровский. В ней он заметил, что в театр не поступают, а попадают, «как попадают под суд, под поезд, в тюрьму». Именно так однажды и навсегда попал в театр глава династии Николай Афанасьевич. В начале тридцатых годов он был строителем Уралмаша. Но случилась беда, попал в больницу и больше на прежнюю работу вернуться не мог. По объявлению зашел в театр, еще не зная, что здесь пройдет почти 30 лет его трудовой жизни — сначала рабочим, потом старшим машинистом сцены, что сюда он приведет машинистом сцены своего брата Александра, техничкой — сестру Софью, чуть позже реквизитором — свою жену Галину Ефимовну, а потом и шесть из семи своих детей.

Вот что писал о нем в 1976 году народный артист РСФСР В. С. Битюцкий: «Таких людей в театре сейчас найти трудно. Николай Афанасьевич — человек, бесконечно преданный делу. Его личный пример был заразителен, его слушались, в делах его всегда царил образцовый порядок… Любил театр он необыкновенно, по-детски доверчиво и взволнованно. На протяжении всех спектаклей его можно было увидеть за кулисами, стоящим тут же, рядом со сценой, и жадно наблюдающим за актерами. По знанию спектаклей ему мог позавидовать любой актер».

Старое здание Свердловского театра драмы, о котором город до сих пор вздыхает с грустью, находилось на Вайнера, 10 (в самом центре). И прямо рядом с проходной театра в небольшом пристрое жили Куневичи. Девять человек в 14-метровой комнате. Удобств там не было, достатка тоже, но жили удивительно дружно. В этой крошечной комнате места хватало всем. Заходили и актеры после репетиций. Говорили о театре. Допоздна засиживались за столом. Дети Куневичей росли за кулисами. Знали назначение каждого штанкета, каждого груза, каждой «сишки». Не раз помогали родителям перед началом спектаклей.

Часто в таких случаях говорят о праздничной атмосфере театра, о романтическом запахе кулис, который зарождает любовь и верность театру.

И все-таки хочется вернуться к определению Гиляровского: «Суд — поезд — тюрьма», но по доброй воле. И еще. Формировал их удивительный пример родителей.

Старший сын Юрий начал в театре бутафором, позже стал директором оперного театра.

Геннадий начинал электриком. Сейчас он работает в Екатеринбургской драме заведующим мебельным цехом. Мебель самых разных эпох, изготовленная его руками, уникальна.

Борис работает заведующим художественно-постановочной частью Екатеринбургской драмы. Уезжал, правда, на шесть лет работать в другой театр заместителем директора, но вернулся в родной город на свое прежнее рабочее место.

Валерий начинал работу в мебельном цехе, а сейчас — завпост Екатеринбургского ТЮЗа.

В разные годы Геннадий, Борис и Валерий получили звание «Заслуженный работник культуры России».

Николай начинал заведующим бутафорским цехом, позже работал артистом в Каменск-Уральском и Серовском театрах.

Лиля с 17 лет работала в театре секретарем-машинисткой.

И только младшенькая из Куневичей — Татьяна — стала зрителем. Может быть, потому, что она родилась, когда семья переехала в новую квартиру, — не в той 14-метровой комнате, где родились все ее братья и сестры, чьи роды принимал сам отец семейства, а не врачи.

Была тайна в той крошечной комнате, как была и есть тайна в этой большой и трудолюбивой семье.

Когда Геннадий уходил в армию, мама настряпала семь тысяч пельменей и в комнате поместилось семьдесят человек.

Вспоминают братья Куневичи и об удивительном актерском братстве того времени.

На памяти у Бориса открытие гастролей в Горьком. Оформление к спектаклю «Дети солнца» пришло за два часа до начала. Разгружал его под проливным дождем весь коллектив. Играть на мокрой мебели было нельзя. Пришли все: от директора до актеров, не занятых в спектакле. Сушили кто чем мог: утюгами, фенами… И открытие прошло успешно.

Почти такая же история случилась на гастролях в Омске. Открывались спектаклем «Приваловские миллионы». Все декорации в срочном порядке нужно было укоротить на один метр, так как на чужой сцене оформление не помещалось. Опять работал весь коллектив.

Шли годы. Сыновья Куневичей привели в театр своих жен, позже — детей. Всего их 15 человек, в разные годы работавших и работающих в театре. Они действительно ни на кого не похожи, эти мастеровые театра, потому что в театре не работают, театру служат. В ущерб материальному благополучию, свободному времени, отдыху, спокойствию. А если суммировать годы династии Куневичей разделенные ими с театром, цифра получится внушительная: 350 лет.

Ноябрь 1996 г.
Ирина Шарымова

зав. литературной частью Свердловского театра драмы. Живет в Москве

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru