Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 14

1997

Петербургский театральный журнал

 

Антракт

Журналу — пять лет. Пять лет он был не просто печатным органом -отдельной жизнью жила комната на пл. Искусств, 5 — наша редакция. Сюда приходили и приезжали люди, здесь почти всегда было хорошо, здесь происходили неслучайные встречи, и иногда под рукой был фотоаппарат…

Поскольку № 13, 14 в какой-то мере «юбилейные», мы позволили себе сделать «Антракт», состоящий из фотографий, появившихся за последние полгода — в процессе долгой подготовки этих номеров. На них герои этих номеров. За это время они не раз переступали порог редакции. Иногда — впервые…

Однажды случайно пришел кинорежиссер О. Ковалов, а в редакции сидела драматург Н. Скороход… На фотографии они еще не знакомы. А теперь Ковалов начинает съемки фильма по сценарию Скороход.

А еще однажды та же Н. Скороход встретилась в редакции с режиссером В. Петровым. И он заказал ей пьесу. На фотографии запечатлен тот момент, когда пьеса, заказанная Петровым, уже завершена и принята к постановке Омской драмой, а Петров, только что познакомившийся с Кочергиным, пьет чай со Скороход…

Однажды случайно зашел актер А. Мезенцев, долго работавший на Урале, и вдруг встретился с другим уральцем — директором Свердловской драмы М. Сафроновым…

Однажды в редакции собрались Э. Кузнецов, написавший о художнике В. Аншоне (который сделал «Пианолу» с Э. Нюганеном), М. Китаев (учитель В. Аншона), Э. Нюганен (который в этот момент позвал на постановку в своем театре А. Шапиро, с которым долгие годы работал М. Китаев), и М. Дмитревская (которая в этот день стала литературным консультантом спектакля «Аркадия», который решил ставить в БДТ Нюганен в оформлении Кочергина)…

Словом, однажды, однажды, однажды… Который, который, который… Из этих «однажды» и «который» складывались отношения, дружбы, спектакли, работы. Редакция многих свела, познакомила. Она, кажется, была счастливой территорией. Ей можно было доверять.

Теперь «жизнь в этом доме кончилась». Может быть, на время, может быть — навсегда, но так или иначе мы уже пережили третий акт «Вишневого сада», торги 22 августа прошли, дом на площади Искусств «купила» Балтийская строительная компания (БСК). Она собирается сделать в нем капитальный ремонт и фешенебельные квартиры. Уголовное дело заведено, сопротивление жильцов подавлено, отбойные молотки стучали все лето… Когда-нибудь наш чердак станут вспоминать, как вспоминают «Бродячую собаку»: здесь и правда перебывал почти весь театральный Петербург…

Но теперь, в ноябре 1997 дом вымирает, уже почти никого не осталось. И нам тоже нужно менять адрес, куда-то переезжать — без реальной надежды вернуться на пл. Искусств. Не знаем, сможет ли журнал пережить еще и это и продолжать делать что-либо по другому адресу. Слишком много зависело от нашего «чердака», слишком много значила та атмосфера, которая называлась редакцией «Петербургского театрального журнала» и создавалась всеми теми, кто запечатлен на этих фотографиях. И еще многими другими, приходившими и приезжавшими, когда под рукой не было фотоаппарата…

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru