Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 23

2001

Петербургский театральный журнал

 

Танцуют все! И всюду...

Для современного российского танца, в прошлом сезоне наконец-то признанного «Золотой маской» самостоятельным видом театрального искусства, пока ничего не изменилось. В сфере contemporary dance все так же блистательно отсутствует система образования, известные труппы и начинающие коллективы, за редким исключением, не могут похвастать любовью и поддержкой официальных структур, а их образ жизни по-прежнему напоминает выживание. В этой ситуации фестивали остаются едва ли не единственной формой полноценного проявления российского нового танца. Кто хочет быть замеченным и оцененным, кто желает учиться и познавать, кто жаждет общения и новых впечатлений, тот едет на фестивали. В ноябре минувшего года такая возможность танцующим была предоставлена дважды.

ФЕСТИВАЛЬ НА КРАЮ ЗЕМЛИ

Известный тезис о том, что российский танец особенно интенсивно развивается в провинции, подтверждает Североуральский фестиваль современной хореографии «Класс». До нынешней осени он 7 раз проходил в ранге регионального, а в этом году — уже в статусе российского. И каждый раз небольшой шахтерский городок на самом севере Свердловской области, где в начале ноября обычно уже настоящая снежная зима, превращается в «танцующий город», кажется, что все жители его так или иначе причастны к проиcходящему, а многие с толком разбираются в современной хореографии. Даже однажды побывав в Североуральске, с удивлением обнаруживаешь, что «фестиваль на краю земли» каждый раз предлагает довольно обширный срез жизни современного танца.

Очень точно названный «Классом», он для большинства приезжающих сюда ежегодно становится действительно школой. Все помещения дворца культуры «Современник» на время превращаются в аудитории, где строго по расписанию проходят мастер-классы, тренинги, теоретические занятия. А в гостевой программе и заключительном гала-концерте высокий класс показывают те, кого можно причислить к мэтрам современного российского танца: пермский «Балет Евгения Панфилова», «Провинциальные танцы» из Екатеринбурга, Челябинский театр современного танца Владимира и Ольги Пона. «Класс, классно!» — весьма популярные выражения зрительского восторга, особенно в среде юных ценителей, в антрактах обменивающихся впечатлениями.

Как всякий фестиваль, «Класс» подобен «слоеному пирогу»: открытие и закрытие, ежевечерние выступления известных трупп, мастер-классы и, собственно, сам конкурс. Ежегодно он собирал здесь в основном самодеятельные коллективы, работающие в разных жанрах: фольклорные танцы и попытки освоить классику, откровенные шоу-номера. Но каждый раз появлялось нечто, что вполне можно было соотнести с понятием современной хореографии. Постепенно интерес к новому танцу стал доминирующим, а уровень выступающих заметно изменился. В прежние годы здесь побеждали ныне известные, «засветившиеся» на разного рода фестивалях труппы: екатеринбургская независимая танцкоманда «Киплинг», группа «Рандеву» из Шадринска, Эксцентрик-балет Сергея Смирнова, «Крепостной балет» из Шелехова Иркутской области, Ансамбль современного танца Челябинской Академии искусств.

В этом году конкурс проводился только среди детских коллективов (возраст до 16 лет) в четырех номинациях. Открытием фестиваля, бесспорно, стал Театр танца Ольги Зиминой из Сарапула, получивший Гран-при. Выступая вместе с девушками старшего возраста в миниатюрах, сочетающих несомненную зрелищность с тонкой проработкой хореографического языка, Зимина показала себя одновременно и одаренной танцовщицей. Но особенно поразили несколько ее композиций в исполнении группы маленьких ребятишек не старше 10 лет. Такую ошеломляющую свободу пластики, движения, эмоций не часто встретишь и у взрослых! Это было совершенно не похоже на маленьких «оловянных солдатиков», которых порой «строгают» в хореографических школах или детских ансамблях. Невольно подумалось: «Вот оно — будущее современного российского танца! Им бы еще достойное образование!» Однако при более близком знакомстве с подробностями жизни сарапульского театра моего оптимизма поубавилось. Крышу над головой приходится отрабатывать многочисленными выступлениями, и не только на «Утренней звезде», лауреатами которой они являются. Отсюда — неизбежный налет эстрадного глянца, так противоречащий тонкому, глубоко внутреннему дарованию Ольги Зиминой. Да и времени на кропотливую студийную работу почти не остается. Хочется верить, что произойдет чудо и талантливым людям у нас научатся помогать.

Из конкурсных выступлений отмечу и североуральский ансамбль народной хореографии «Рябинушка» — огромный коллектив, с несколькими группами разного возраста, от самых маленьких до взрослых танцовщиков. Его руководитель Марина Винокурова давно и много ставит, ездит на другие фестивали, практикует у себя в ансамбле дух свободного самовыражения: очаровательные танцзаставки, открывающие каждую из номинаций конкурса, как выяснилось, были сочинены ее старшими воспитанниками. Не отказавшись в своем названии от обозначения жанра, «Рябинушка» на самом деле далеко отошла от традиционной эстетики народных ансамблей, при этом сохранив удивительную, стойкую привязанность к фольклору. Но сегодня это уже не тривиальные танцы в сарафанах да кокошниках, а серьезная попытка осмысления народного творчества, русского характера и миропонимания, если угодно — проба скрестить отечественный фольклор с танцмодерном. Еще один коллектив, выступавший вне конкурса, является гордостью Североуральска. Участник многих международных фестивалей, в том числе и зарубежных, Муниципальный театр танца «Бенефис» показывал одноактную постановку «Мефистофель, Фауст» Ольги Гарибовой. Спектакль сделан вполне профессионально, в духе современного танцтеатра — никакой литературности (в этом смысле не совсем удачно название), минимум предметов на сцене, интересно разработанная пластика трех персонажей.

А гости фестиваля демонстрировали свои последние достижения. Совершенно новую работу привезла в Североуральск танцкоманда «Киплинг». «Высокорослые томаты, или Правда о грушах» — еще один вариант насмешливых воспоминаний о недалеком прошлом. Несмотря на забавные находки (Жужелица, одетая в экстравагантный наряд от художницы Ольги Паутовой, сотрудничающей и с «Провинциалами», уморительное соло Гусеницы в исполнении Юлии Подольской), он показался разжиженной копией прошлогодних «Мальчиков и девочек». Бесшабашный соц-арт уже не скрывает проблем с драматургией: спектакль дробится на серию кусочков и фрагментов, порой безнадежно буксуя на месте — неизбежное следствие коллективного творчества и отсутствия мощной режиссерской руки. Вопросы возникают и по поводу стиля движения, качества исполнения танца, учитывая, что перед нами не просто провинциальный коллектив, а известная в стране труппа, номинант «Золотой маски».

Ностальгией о минувшем проникнуты и новые постановки Ольги Пона. Сегодня хореограф имеет в наличии очень сильную в исполнительском плане труппу, ее увлекают возможности чистого танца, эксперименты с пластикой, характером движения. Но спектакль «Киномания, или Есть ли жизнь на Марсе?» о «поколении женщин 50-х и 60-х», проникнутый сочувствием и любовью, выглядит все же несколько умозрительно. Слишком много текста (дань моде?) и мало музыки, которая единственная могла бы одухотворить воспоминания, дать им эмоционально-чувственное наполнение.

Новое имя для российского данс-контекста — Сергей Смирнов. Известный в Екатеринбурге и Москве как шоумен, мастер танцевально-игровых зарисовок, в этом сезоне он сделал резкий поворот в сторону серьезного жанра. Несколько миниатюр из данс-проекта «Голос», принесшие ему Гран-При на весеннем Саранском фестивале, и на североуральцев произвели впечатление. Тем более, что Эксцентрик-балет Сергея Смирнова прибыл в Североуральск буквально на несколько часов, чтобы участвовать в гала-концерте любимого фестиваля.

Собственно, это стремление мчаться «за тридевять земель», чтобы показать свои новые работы, каждый год демонстрирует и Евгений Панфилов. Директор фестиваля Надежда Репина полушутя-полусерьезно называет его театр в числе спонсоров (едут сюда уж точно не за гонорарами!), в плотном графике гастролей театра всегда находится «окошко» для Североуральска. В этом году здесь впервые встречались с «Ромео и Джульеттой» С. Прокофьева. Спектакль из «золотого фонда» театра, которому уже 4 года, даже с заменой некоторых исполнителей смотрится захватывающе и напряженно. Панфиловская труппа поразила сильным, обновленным составом: так и должно быть в коллективе, с этого сезона носящем статус государственного. Имея вот такую поддержку и таких друзей, Североуральск собирается проводить свой следующий «Класс-2001».

ДИАСПОРА ТАНЦУЮЩИХ

Витебский фестиваль современной хореографии (IFMC) в этом году проходил под сакраментальной цифрой 13. В иерархии многих, появившихся в последнее время, он занимает вполне определенное место: первый и долгое время единственный во всем постсоветском пространстве, проделавший колоссальный путь от молодежной тусовки в стиле брейк, хип-хоп и прочих эстрадных радостей (он именовался тогда «Белой собакой») до фестиваля, на котором определяются пути развития современного танца. Благодаря слаженной команде во главе с Мариной Романовской IFMC открывал новые имена, берег прежних друзей, сохранял свою неповторимую дружелюбную ауру, адаптировал иные веяния.

Международный конкурс в рамках IFMC сохраняет свою значимость и притягательность для танцующей братии. Получить лауреатство и вдобавок немалые призовые (постоянное спонсорство СП «БЕЛВЕСТ» делает это возможным даже в самые трудные времена) — по-прежнему заветная цель как для начинающих, так и для известных хореографов. Достаточно сказать, что постоянно приезжающие в Витебск «Провинциальные танцы» лишь в прошлом году «добрались» до первого места, незадолго до «Золотой маски» его получила «Свадебка» Татьяны Багановой.

С прошлого года турнир переведен на систему бьеннале, однако в этом сезоне было решено не отказываться от конкурсных баталий, а провести его в национальном (белорусском) масштабе. Из сопоставления дневных конкурсных просмотров и ежевечерних представлений именитых трупп под рубриками «Премьеры IFMC», «Лирика IFMC», «Ирония IFMC», «Избранное IFMC» родился интригующий сюжет фестиваля: негласное соперничество начинающих и признанных. Выяснилось, что за 10 с небольшим лет жизни нового танца многие из мэтров слегка подустали, в то время как новое поколение времени зря не теряет.

Один из парадоксов Витебска в том, что долгое время он служил для всех русскоязычных представителей танца, включая Прибалтику, отличной стартовой площадкой, при этом свой белорусский contemporary dance представляя довольно скромно. Премии конкурса убывали из небогатой Белоруссии в другие страны, и это казалось ужасно несправедливым. Но такова была реальность, которая сегодня, видимо, меняется. 10 коллективов-участников, включая витебские, в этом году показали достойную картину белорусского танцевального модерна.

Что касается результатов конкурса, то, благодаря несколько обновленной системе поощрений (специальные номинации вместо 1-го, 2-го, 3-го мест), отмеченными оказались достойные, причем все так или иначе обязаны Витебску своим становлением. Александр Тебеньков, возглавляющий модерн-балет «Галерея» из Гродно, получил премию «За творческий рост» и Приз критики. Его постановки всегда отличает серьезность и несомненная музыкальность, добавлю, что в его труппе сформировалась лучшая на сегодняшний день в Белоруссии танцовщица contemporary Виктория Бальцер. Лидер еще одной гродненской группы современной хореографии «ТАД» Дмитрий Куракулов стал обладателем приза «За хореографическую идею» (миниатюра «Призрак» на живую музыку гитариста Владимира Захарова). Он постоянно привозит в Витебск свои новые работы, демонстрируя, что с фантазией, с идеями у него все в порядке, гораздо сложнее с их разработкой. Целевая премия Конкурса «2001 год» вручена Ансамблю кафедры Белорусского университета культуры за постановку «Свадьба. Эскиз к обряду» Светланы Гутковской. На обсуждении эта работа послужила предметом серьезного разговора на знакомую тему «фольклор и современный танец». То, что эта проблема актуальна для Белоруссии, доказывает многолетнее существование еще одного интересного коллектива «Госцица» из Минска.

Танцовщик Белорусского театра оперы и балета Раду Поклитару не впервые участвовал в конкурсе, но впервые добился серьезных результатов. Приз «За лучшую хореографию» получил его мини-балет «3 грузинские песни» — маленькая притча о мужчине и женщине, с типичным для грузинского искусства ощущением смеха сквозь слезы. Естественно, что приз «За исполнительское мастерство» достался Юлии Дятко и Константину Кузнецову, известным минским артистам, лауреатам нескольких международных конкурсов. Мастера классического танца сумели проявить себя и в остросовременном стиле, все три композиции Поклитару, показанные на фестивале в их исполнении, были по меньшей мере неожиданны.

Вообще, современная классика на IFMC — это особая тема. Несмотря на то, что жюри каждый год возглавляет главный балетмейстер Белорусского ГАБТа Валентин Елизарьев, классические танцовщики и постановки в этом стиле обычно не вырывались из привычного круга возвышенно-пафосных эмоций, высокий уровень исполнительства не мог заменить отсутствующих свежих нетривиальных идей. Казалось, это работает на расхожую мысль о принципиальной неслиянности балета и contemporary dance. Но в случае с нашей страной все гораздо сложнее. Не вдаваясь в подробности теоретических обоснований, скажем лишь, что сегодня пути их взаимодействия обозначились довольно четко. И один из ярких примеров тому — творчество Евгения Панфилова. Его труппа и в Витебске в числе постоянных участников. Неоднократно вступавший здесь в конкурсные бои, Панфилов, кажется, так и не поднялся выше третьего места, зато у витебских зрителей получил фантастическую любовь и поддержку. Вероятно, это единственный театр, который неизменно принимают стоя. Приезжающий теперь сюда мэтром Панфилов платит Витебску той же монетой: это единственный город, который вслед за Пермью видел практически все его работы (а как известно, ставит он много) и даже заслужил специальное посвящение в виде шагаловского спектакля «Барабаны для вселенной, а скрипка для печали» (Витебск — родина Марка Шагала). В новом для себя государственном статусе театр показывал две последние премьеры: «Прекрасные дамы маркизов и русских князей» на музыку Первого фортепианного концерта С. Рахманинова и «Щелкунчик» П. Чайковского, как всегда восторженно принятые публикой и неоднозначно — профессионалами. Большая труппа, сплошь из выпускников Пермского хореографического училища, подвигла Панфилова на поиски нового хореографического стиля, виртуозного в своей основе, но на первый взгляд не столь радикального, как раньше.

В вечерних программах зрители встретились с Челябинским театром современного танца (были показаны уже упомянутые постановки Ольги Пона). Москвич Александр Пепеляев привез новую работу своего театра «Кинетик». Данс-спектакль «Не там» сделан по прежним рецептам, но без прежнего энтузиазма. Сам Пепеляев двигается все тяжелее (декламирование Хармса в процессе акробатики его явно утомляет), четверка артистов долго оттанцовывает фортепианного Баха, звучащего почему-то как ресторанное треньканье, главный эффект спектакля — аплодирующая публика на заднем плане, изображающем зрительный зал, в финале.

Театр танца «Игуан» из Санкт-Петербурга спектаклем «Счастье», уже не раз показанным в течение сезона, также продолжает разработку своих излюбленных мотивов. Космос и балет — вот сферы, в которых мы еще так недавно были «впереди планеты всей»! Интеллектуальные шалости с явным постмодернистским уклоном строятся на игре видимого и подразумеваемого, текста и подтекста. Искусство сценического движения для Игуан-театра не демонстрация возможностей тела (которые, кстати, с возрастом убывают), а прежде всего движение мысли. Поэтому простодушная наивность самих артистов — не больше чем очередная маска, примеряемая по ходу спектакля, и вряд ли обманет искушенную публику. Перед нами профессионалы, рассчитывающие все, включая зрительские реакции.

Складывалось впечатление, что Витебский фестиваль проводит своего рода генеральную репетицию перед нынешней «Золотой маской», во всяком случае в Белоруссии намного раньше увидели то, что Москве еще предстоит. Было и абсолютно новое знакомство — балет «Голоса» в исполнении Люблинского театра танца (Польша) в постановке члена жюри Конкурса Ханны Стжемецкой. Трое солистов разыграли несколько пластических этюдов на тему «любовного треугольника», наполнив их психологической точностью и танцевальной энергетикой. Назову и две новые работы московской Школы-студии Николая Огрызкова: композиция самого мэтра «Рецепт для взрослых» на музыку московского Арт-Трио и блистательный номер «Симбиоз», поставленный его дочерью Кристиной.

Среди массы замечательных традиций Витебска есть одна, которая запоминается особо. Фестиваль всегда начинается и заканчивается эффектными концертами: со вкусом оформленная сцена, слайд-фильм фотохудожника Александра Глебова, умный, чуть ироничный конферанс Эдуарда Чернивчана, продуманная драматургия всего действа. Во всем — ни капли провинциальности. Но в этом году в финале гала-концерта у многих, я уверена, стоял ком в горле. Композиция «Диаспора танцующих» в исполнении панфиловской труппы завершала фестиваль красивым символом: синхронные движения всей труппы, большие прыжки, эффектные позы, современная пластика. И когда уже звучали только аплодисменты, занавес опустился на мгновенье, чтобы вновь взлететь и представить нашим глазам сцену, до отказа заполненную танцовщиками. Весь фестиваль, все участники конкурса и гости в едином движении, в едином порыве летели-плыли на зрительный зал, повторяя заключительные па постановки Панфилова. Лучшей живой эмблемы, чем это братство танцующих, просто и точно отражающей дух витебского фестиваля, вообразить невозможно.

Декабрь 2000 г.
Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru