Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 25

2001

Петербургский театральный журнал

 

Одна абсолютно несчастливая деревня

Острая социальность и гротескная «психология» вместе: вполне по-достоевски. Виктор Крамер увидел драматический дисбаланс Степанчикова. Вялые «его обитатели» — хор чудаков и уродцев, на фоне которого мечется реальный, одинокий, вполне драматический герой Сергея Бызгу.

История о насильственных благодетельствах лукавого диктатора уже многократно отыграна театрами. Сегодня существенны вины и драматизм другой стороны.

Сумеречная тональность с бурлескными сполохами — точное «попадание» Крамера в «Степанчикове». Крутые борозды и межи, в которых сломит ногу сам черт, но не бывалые чудаки Степанчикова, — вот наглядное торжество метода физических действий. Сама прямолинейность этого решения, откровенность метафоры принципиальна. Вся история остраняется, подчеркивается сатирический «каркас», возникает масштаб. Расчерченность поля игры в последней работе «Фарсов» напоминает геометрию хора троянцев в недавней постановке Крамера в Оперной студии Консерватории.

Персонажи «Села Степанчикова» образуют живописнейшие группы. Валерий Кухарешин и Михаил Вассербаум играют классическую пару прекраснодушных недотеп. В хоре Обитателей великолепный Видоплясов (Игорь Копылов) прочно занимает свою нишу: есть в спектакле и про искусство! Человеческое достоинство, живая обида и недоумение мужика Гаврилы (Евгений Меркурьев) — обреченная, не делающая погоды в Степанчикове, но очень важная в спектакле нота.

У крамеровского «Села Степанчикова» есть историческая память, во всяком случае, возникает связь с весьма приметной голиковской давней постановкой в театре Комедии. И тем заметнее новое качество современного, говоря традиционным языком, прочтения.

сентябрь 2001 г.
Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru