Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 25

2001

Петербургский театральный журнал

 

?Бери шинель, пошли домой!?

Анатолий Праудин

Анатолий Праудин зашел в нашу редакцию.

 — Прощай, авторский театр… Логически заканчивается история гибели режиссерского театра. Те режиссеры, которые сейчас реально руководят театрами, — они и есть последние художественные руководители, и с их уходом, наверное, закончится это славное столетие режиссерского театра. Прощай, эпоха, давшая театральному искусству гораздо больше, чем от нее ожидали. Было много глобальных открытий, плодами которых мы питаемся по сей день и будем еще долго питаться. Поэтому мы должны сказать: «До свидания, режиссерский театр!», поблагодарить его и без страха посмотреть в глаза театру новому, который вот-вот получит официальное название — продюсерский. Где нет и не будет единой эстетической программы, определяющей «лицо театра», где не будет вообще этого самого «лица». Это будут открытые доходные дома, где от сквозняков будут хлопать двери, куда будут приходить на время или надолго, откуда будут уходить, и эти театры для кого-то действительно станут домом, для кого-то временным пристанищем, для кого-то гостиницей. Это будут театры, которые станут давать возможность разово реализовывать свои идеи этим самым режиссерам, которые когда-то были главными людьми и первыми лицами театра.

- Но ведь далекая и близкая театральная практика почти не имеет примеров долгого и мирного сосуществования продюсера и художественного лица. При ситуации директор — главный режиссер рано или поздно все так или иначе взрывалось. Уникальны случаи, когда директор, назовем его теперь продюсер, терпимо относился к художественному явлению. А теперь продюсер по определению и вовсе не интересуется сферой художественного.

 — Обязанности главного режиссера в продюсерском театре совершенно иные, чем в авторском. Это советник продюсера по творческим вопросам и проводник в лабиринтах актерского цеха. Если человек, занимающий эту должность, понимает свою роль правильно, никаких конфликтов не будет, разумеется, при условии радивого исполнения своих обязанностей.

<- А как с художественным вкусом у этих продюсеров?

 — Они первопроходцы. Новые художественные критерии только формируются. В конце концов, давайте вспомним, сколько в начале прошлого века, когда на смену актерскому театру стал приходить режиссерский, было скепсиса, сомнений, пессимизма, однако… Думаю, что наши первооткрыватели оставят своим наследникам вполне внятные модели театра, которые будут доминировать в XXI веке. Мои убеждения основаны на том, что сам я являюсь свидетелем и участником создания новых театральных форм, затеянных руководством театра «Балтийский дом». Наверное, вы знаете, что под крышей театра «Балтийский дом» помимо труппы Балтийского дома работают театр «Фарсы» В. Крамера, «Формальный театр» А. Могучего и театр «Экспериментальная сцена» моего имени. И все это объединено (пока что опять очень условно) в некий центр под названием «Центр-театр ХХI век». Знаете, у меня ощущение, что это вариант не компромисса между творцом и продюсером, а нового, взаимовыгодного, плодотворного сотрудничества. Согласитесь, если у меня существует художественная, репертуарная независимость, самостоятельность в формировании труппы в рамках штатного расписания, — что мне еще нужно? Возникает система автономных республик, которые живут и расплачиваются с центральной властью. Это особые договоры. Сегодня идут серьезные поиски системы, объединяющей совершенно разные коллективы в единую структуру, которая, по замыслу авторов, должна помочь четырем самостоятельным театрам работать с максимальной творческой отдачей. Простите, но это поиски в сфере художественного и строительство театральной модели, которая очень много обещает именно в творческом плане. А обязанность продюсера — пространство, крыша. О которой мы мечтаем и разговариваем. Эти группы должны сами решать вопросы своего субсидирования, они должны быть абсолютно законченными маленькими театрами, со своим управленческим аппаратом и штатом, который находил бы средства для того, чтобы компания была дееспособна. И это не вопрос продюсера. Конечно, когда я говорю о модели «Балтдома», я говорю о том, чего пока еще нет. Но если на сто процентов реализуются идеи С. Шуба, В. Тыкке и М. Беляевой, то каждый театр в структуре «Центр-театр ХХI века» (который в свою очередь находится в структуре театра-фестиваля «Балтийский дом» с генеральной дирекцией и генеральным художественным руководством) будет иметь свое помещение и право на художественное и экономическое самоопределение. И тогда я смогу сказать — ничего страшного не произошло, авторский режиссерский театр нашел форму самосохранения. Конечно, в идеале, под крышей Центра я вижу оснащенные по последнему слову техники и дизайна студии, куда можно водить людей на экскурсии, но это, возможно, уже из области фантастики.

- Разве эта модель может стать всеобщей? Ведь просто «Балтдом» территориально очень большой театр и может позволить себе разместить много театриков. А другие театры в лучшем случае имеют две сцены — большую и малую. И как тут быть с мультисистемой? Не получается.

 — Большое заблуждение считать, что этот театр много больше, чем, например, Александринка. Во-первых, наоборот, Александринка больше. И сцена «Балтдома» удобна и компактна, она не больше Александринской, а зал почти в два раза меньше по количеству мест. Это все вопрос ощущений. И надо просто толково использовать небольшие пространства любого театра. Долой баррикады! Да здравствует разоружение!

- А если завтра вы станете немилы продюсеру?

 — Знаете, на каком-то этапе каждый может стать кому-то немилым. Продюсер — начальнику управления культуры, начальник — губернатору города, губернатор может стать поперек президенту, а президент — сумасшедшей студентке Московского университета, которая возьмет да взорвет его при подъезде к Спасским воротам. Я стану немил, но если разработана структура — мою ячейку займет другой. Немилым можно стать ведь и по объективным причинам, можно утратить творческий потенциал, регрессировать, потерять вкус к жизни и занимать не свое место, можно потеряться и впасть в глубочайший кризис. А рядом существуют энергичные, почтенные люди, которые могли бы приносить гораздо больше пользы… В любом случае, если эта идея воплотится в жизнь, в энциклопедию попадет один Шуб.

Вопросы задавали члены редакции.

Июль 2001 г.


Анатолий Праудин

ежиссер, художественный руководитель Экспериментальной сцены театра ?Балтийский дом?, лауреат Государственной премии России. Живет в Петербурге.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru