Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 25

2001

Петербургский театральный журнал

 

?Он умел держать свою тему?

Альтшуллер А. Я. А. П. Чехов в актерском кругу. СПб., 2001.

Тема — давняя, выношенная Анатолием Яковлевичем, тема с секретом. Академическая основательность и живость натуры — не просто полюса, организующие поле его исследовательских пристрастий. А. Я. Альтшуллера именно глубоко интересовал феномен встречи, стыка разных жизненных сфер, их взаимодействие и, может быть, взаимооправдание.

Энциклопедическое владение предметом, казалось, провоцировало его касаться крайних граней, отделяющих, скажем, сцену от жизни. Так возникла работа «Пять актерских дуэтов» — артистичные этюды, где сам специфичный театроведческий аспект (сценические дуэты) предполагал, делал творчески закономерным выход и в сферу личностных отношений, человеческих судеб.

И вот в посмертно изданной книге — единый цикл очерков с очень альтшуллеровским, артистичным и многогранным, объемным сюжетом отношений А. П. Чехова с актерами. Две сферы творчества, предполагающие разный «химический состав» личности, — как это могло сочетаться, что из этого получалось? А. Я. Альтшуллер виртуозно множит детали, нюансы, тактично комментируя, — возникает реальный объем темы, сокровенно авторской. Тема обрастает именами то более, то менее звонкими, эмоциональная амплитуда ширится от буффонных штрихов до трагедийных. Репин писал о Чехове (эти слова приведены в книге) как о «враге сентиментов». То же свойство, как известно, отличало и А. Я. Альтшуллера. Богатая человеческая партитура «А. П. Чехов в актерском кругу» — его кредо: он умел, мог и хотел держать свою тему и показать творческие контакты людей искусства как живую историю театра.

Книга вышла посмертно, и вторая ее часть — воспоминания об А. Я. Альтшуллере. Основной текст полон жизни программно, здесь сказалась творческая личность автора. Отзвук этой личности — во втором разделе книги. Здесь уже иная, не чеховская эпоха, и сам автор становится героем, персонажем воспоминаний. Они порой простодушны, порой ярко талантливы, и здесь своя человеческая партитура! В книге оживает Анатолий Яковлевич, каким мы его помним и не хотим забыть: человек огромного обаяния, умевший мудро смотреть на жизнь и людей.

Книга издана и подготовлена с любовью и тщательно, с участием Юлии Петровны Рыбаковой, под эгидой Александринского театра и Института истории искусств; ее внутренний масштаб значителен.
Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru