Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 27

2002

Петербургский театральный журнал

 

Клондайк

Елена Дележа

Головчинер В. Е. Эпическая драма в русской литературе ХХ века. Томск: Издательство Томского
государственного педагогического университета, 2001.


Мое первое читательское знакомство с Валентиной Егоровной Головчинер состоялось семь лет назад, когда я прочла ее книгу «Эпический театр Евгения Шварца». Для меня это было своеобразным научным откровением — убеждала ее открытая свободная авторская манера, терминологическая точность, ясность мысли и суждений, энциклопедическое знание предмета. Тогда я сказала: «Это же Клондайк!» Соотношу свое восклицание и с новой книгой — ЭТО КЛОНДАЙК. Книга «Эпическая драма в русской литературе ХХ века» в каком-то смысле разрушает ритуализированную традицию подхода к эпической драме.

Общеизвестно: эпическая драма неразрывно связана с Б. Брехтом и его теорией эпического театра. Немало работ посвящено этому уникальному художественному феномену. Развитие брехтовской традиции в английской, французской драме также тщательно изучалось и уже имеет свой исследовательский «банк данных».

Ученый, театральный критик из Томска В. Головчинер давно заявила о себе как автор принципиально новых, порой парадоксальных подходов и решений в изучении эпической драмы. Смысловые ракурсы и неожиданные акценты этой темы определились в ее блистательной монографии «Эпический театр Е. Шварца» (1992). Закономерен теперь выход в свет нового издания — результата многолетнего исследовательского труда. В. Головчинер, усвоив опыт прошлого, не идет вослед сложившейся традиции, а ищет новые подходы в изучении уже устоявшейся «классической» поэтики жанра, представленного целой эстетической и культурно-исторической системой. Предметом внимания в книге стали «новые» явления драмы ХХ века, автор предлагает выявить законы построения эпической драмы и ее место в системе самой драмы. Определяя понятие «эпическая драма», автор свободна от регламентирующих установок, которые, кстати сказать, не обладают «достаточной степенью ясности».

Неясность в подходах к изучению жанровой природы эпической драмы сопряжена с самим развитием жанра, рождение которого приходится на рубеж ХIХ — ХХ вв.: новые условия жизни человечества породили иной характер межличностных отношений и ориентировали драматургов на поиск новых выразительных возможностей. В драматургии появляются новые герои, меняется субстрат самого конфликта и его художественное воплощение. Принципиальными видятся мне теоретические размышления автора, во многом дополняющие и уточняющие наши представления о возникновении эпической драмы: «…появление эпического начала в драме определяется не влиянием романа или каких-то других жанров и форм эпического рода, а возрождением в ХХ веке интереса к эпическому мышлению добуржуазных эпох, к формам культуры, возникающим „на границе фольклора и литературы“».

Определяющим подходом в анализе эпической драмы стал семантико-исторический — наиболее плодотворный и содержательный в исследовании и изучении этого жанра. Знаковость эпического уже заложена в мироощущениях человека, в его сопричастности общекосмическим природным началам и «синкретической природе дошедших до нас древних памятников культуры».

Становится очевидным, что понятие «эпическая» есть некое качество, свойство драмы, когда художник опирается на культурные традиции долитературной поры, обращаясь к «хранящемуся в глубинах сознания современного человека коллективному, выверенному издревле опыту». Традиционная культура, народное творчество есть почва, на которой «в определенных исторических условиях возникают „новые“ формы в искусстве». Безусловно, что этот архаико-эпический опыт трансформируется и по-разному проявляется в разных видах искусства, родах и жанрах литературы ХХ столетия.

В главе «У истоков эпической драмы ХХ века» рассматривается только одно произведение — пьеса М. Горького «На дне». Любопытен ход поиска эпического в пьесах «Рычи, Китай» С. Третьякова, «Любовь Яровая» К. Тренева, «Шторм» В. Билля-Белоцерковского, «Разлом» Б. Лавренева.

Обращение к такому материалу, как мистериальная драматургия Вл. Маяковского («Мистерия-буфф», «Баня», «Клоп»), открывает новую линию в развитии эпической драмы, да и драмы ХХ века в целом - линию синкретизма в эпическом.

Проблема эпического жанра, его неоднородности характерна для поэтики пьесы М. Булгакова «Багровый остров». Утонченная природа шварцевской пародийности, проблема эпического мышления концентрируется в содержании раздела «Сказки для взрослых Е. Шварца».

Эпическая природа «протокольных» пьес А. Гельмана и условно-метафорические искания в «комических фантазиях» Г. Горина представлены в главе «Семидесятые — восьмидесятые».

Принципиально новым в системе эпического представляется материал, посвященный пьесам писателей «третьей волны» русской эмиграции («Цапля» В. Аксенова, «Демократия!» И. Бродского, «Кто боится Рэя Брэдбери?» В. Максимова). В этих произведениях — стремление к выходу за пределы собственно драматических возможностей, сплетение эпического с лирическим при доминирующем начале эпического.

Проанализировав гигантский материал по эпической драме в русской литературе ХХ века, не обойдя вниманием зарубежную литературу, автор книги подводит читателя к «подлинной интриге» — выводам неожиданным и столь же ожидаемым: «Геополитические обстоятельства русской истории начала ХХ века, теоретический и художественный потенциал ее словесности обусловили возрождение и активное формирование эпической драмы как самостоятельного явления в русской литературе значительно раньше, чем в других литературах европейской культурной традиции. Уже к середине двадцатых годов это направление реализовало широкий спектр своих возможностей в творчестве разных художников». Прочтя книгу В. Головчинер, трудно не согласится с ее мыслью о «пророках в отечестве».

Февраль 2002 г.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru