Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 27

2002

Петербургский театральный журнал

 

Трудовая книжка как источник информации

Любовь Овэс

Русский драматический театр: Энциклопедия /
Под общ. ред. М. И. Андреева, Н. Э. Звенигородской, А. В. Мартыновой и др. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2001.


Ее ждали долго и с нетерпением. Предыдущая появилась ровно сорок лет назад. И, естественно, устарела. В 1967, когда вышел последний, пятый том, Анатолий Васильев только поступил в ГИТИС, Лев Додин впервые появился на театральной афише как помощник З. Я. Корогодского, Кама Гинкас дебютировал на профессиональной сцене в Риге, а Марк Захаров поставил «Доходное место». В том году А. Эфрос перешел на Малую Бронную из Ленкома, О. Ефремов выпустил «Традиционный сбор», Ю. Любимов «Послушайте!», Г. Товстоногов «Вестсайдскую историю» в ЛГИТМиКе на Моховой. У театрального времени свои единицы измерения, позволяющие ощутить его течение. Произошла не только смена театральных поколений, изменился менталитет, взгляд на историческое прошлое, в том числе и театральное, критерии отбора, точки отсчета.

Поэтому радость от появления нового энциклопедического театрального издания была полной, благодарность к инициаторам самой искренней и глубокой. Энциклопедия вставала в хороший профессиональный ряд, это же издательство выпустило в 1997-м добротный том «Русский балет», доказав, что ни ограниченный объем, ни сосредоточенность на отечественном материале — не помеха. Годом раньше петербургский «Композитор» начал печатать словарь «Музыкальный Петербург». Издания демонстрировали: «новые экономические условия» при «хорошем менеджменте», грамотной редакционной коллегии и профессиональном авторском коллективе позволяют выпускать фундаментальные академические труды.

Не было оснований считать, что «Русский драматический театр» создаст прецедент иного рода. Мы недооценили разнообразной фактуры нашего времени, в котором высочайший профессионализм соседствует с легкостью мысли и уверенностью в собственной непогрешимости, а способность к менеджменту воспринимается достаточным условием для исполнения редакционной работы.

Никто не хотел, чтобы получилось плохо, занимались изданием наверняка милые и интеллигентные люди, но некомпетентность, помноженная на неправильную организацию, привела к катастрофическим результатам.

Сегодня мы имеем театральную энциклопедию, бросающую тень на всех исследователей. В историю отечественного театра запущен вирус, последствия которого окажутся серьезней, чем мы способны вообразить. Под глянцевым супером с гербом «Большой Российской энциклопедии» — издательский «Крошка Цахес».

При первом же знакомстве с энциклопедией удивило отсутствие среди членов редакционной коллегии известных имен. Но ведь это еще не причина для скепсиса. Список редколлегии старой сверкал фамилиями С. С. Мокульского, П. А. Маркова, Г. Н. Бояджиева, Н. Г. Зографа, Ю. А. Дмитриева, Г. В. Келдыша, Б. И. Ростоцкого, Е. Л. Финкельштейн, Ю. И. Слонимского, В. В. Шверубовича. Они, действительно, поставили себе памятник. Новая делалась пятью женщинами, судя по всему, отчаянной смелости, краткий перечень их фамилий на обороте титула продолжен в пять раз превосходящим списком технического состава. Если допустить, что макет книги утверждается дирекцией издательства и отражает ее мнение, нельзя не удивиться небрежному отношению к редакционной коллегии и авторскому коллективу. Последний и вовсе остался анонимным. Такое, по-моему, встречается впервые. Все статьи энциклопедии не подписаны. Авторы выстроены во фрунт в алфавитном порядке на последней странице «братской могилы» (так называют на телевидении бегущую строчку общего титра, на который не обращается внимание). Зато на первой странице даны руководящие лица издательства, занимающие места больше, чем весь коллектив, работавший над энциклопедией. Возглавляет список председатель научно-редакционного совета, физик, лауреат Нобелевской премии А. М. Прохоров, за ним следует главный редактор, он же директор, и все пять его замов. Бесспорно, фамилия академика А. М. Прохорова может украсить любую научную энциклопедию, но, согласитесь, между квантовой электроникой и театром слишком мало общего. В энциклопедии 1961- 1967 годов соблюдался паритет: на левой странице члены научного совета издательства (не административный аппарат), на правой — редакционная коллегия. Та энциклопедия интеллигентно умалчивала о регалиях, а ведь были замечательные имена — сплошь академики, членкоры, доктора наук!

Дело, конечно, не в макете и не в оборотной стороне титула. В «Русском балете» они те же. Копаться в подробностях начинаешь тогда, когда пытаешься понять причины столь оглушительного поражения. Вчитываешься и замечаешь: нет редакционной коллегии, ее функции выполняют штатные сотрудники издательства. Они же, судя по всему, и составители, эта позиция никак не обозначена. Но ведь это абсолютно разные, противоположные по принципу и подходу профессии. От редактора издательства, будь это даже «Большая Российская энциклопедия», не требуется глубины, широты, всеохватности энциклопедических знаний, да они и невозможны в человеке, не посвятившем всю жизнь только науке, никто не ждет от редактора, профессиональные навыки которого сформированы ежедневной работой над текстом, создания научных концепций глобального характера. А именно такие концепции, такие знания лежат в основе фундаментальных научных трудов, к которым относятся энциклопедии. Они не создаются одним человеком, их формирует коллектив ученых, крупных специалистов в разных областях знания, в нашем случае — театрального. Они готовят словники, определяют структуру издания, пишут основные статьи, заказывают материалы специалистам. С концепциями таких изданий и статей можно соглашаться или нет, но фактологический материал, содержащийся в них, ни при каких обстоятельствах не выглядит анекдотом. Другого способа работы над энциклопедическими изданиями наука пока не изобрела. Библиографическая помощь сотрудников библиотек и усилия работников отделов кадров и литературных частей театров, которым во вступительной статье новой энциклопедии приносят глубочайшую благодарность, не в состоянии заменить профессиональной научной авторской работы. Доверие к предоставленным справкам, а иначе назвать большинство материалов язык не поворачивается, приводит к абсурдным ситуациям. В статье об Эдуарде Кочергине, содержащей неверные биографические данные (выброшен период работы главным художником Театра Драмы и Комедии), в перечень оформленных в Театре им. В. Ф. Комиссаржевской спектаклей между «Насмешливым моим счастьем» и «Львом Гурычем Синичкиным» попадает «Генрих IV» БДТ в режиссуре Г. А. Товстоногова, к которому, кстати, Кочергин делал только костюмы. Логика проста: с 1966 по 1972 служил в Театре Комиссаржевской — значит, спектакль 1968 сделан там. Перешел в БДТ в 1972, начался отсчет БДТшных работ.

Не специалист, библиограф, завлит, может и не знать, что у творческой биографии художника иная, не кадровая логика развития, он в состоянии переходить с одной сцены на другую и не увольняясь из коллектива, в котором служит. Незнание этого обстоятельства, а также и творчества художника приводит к тому, что принципиальная для Кочергина работа — «Гамлет», неоднократно выставлявшаяся на международных и персональных выставках, многократно воспроизведенная в каталогах, статьях, монографиях, в статью не попадает. Ведь она делалась давно и далеко (в 1972 в Красноярском ТЮЗе с режиссером К. Гинкасом), следовательно, ни в одну справку попасть не могла.

Как Вы относитесь к такому источнику информации для энциклопедии, как трудовая книжка? В советские времена, чтобы выплатить гонорар приехавшему в периферийный театр художнику, его на несколько месяцев оформляли на пустующую ставку «главного». В трудовой книжке возникала запись о принятии на работу, а потом об увольнении. Таких записей, например, у Эмиля Капелюша шесть, и только две соответствуют истине. Откуда было художнику знать, что источником информации для будущей, а возможно, единственной статьи о нем в театральной энциклопедии станет трудовая книжка. Ни частота смены городов, ни краткость пребывания в них не смутили автора. Капелюш находился рядом, на расстоянии вытянутой руки, в том же городе, к нему обращались за списком театральных работ, опубликованным без сокращений. Из 87 строк статьи об Э. Капелюше 72 отданы перечню спектаклей, никаких акцентов на главном, ни слова характеристики!

Это вообще принцип. Перечни спектаклей, ролей, пьес, книг наводняют энциклопедию без смысла и разбора. Говоря о глупой съемке теле- или кинооператора, употребляют выражение «от пуза веером». Жаль, не известен издательский сленговый аналог.

Остается впечатление, что не сформулированы особенности жанра, не разбит на группы материал, не оговорены объемы основных разделов, размеры статей, не определены приоритеты, каждый пишет сколько и как может. Для сравнения: статья об А. А. Аниксте содержит 22 строки, где не упоминается даже, что он шекспировед, о специалисте по сценографии В. И. Березкине — 27, а о следующем за ним Н. Я. Берковском — 9. Они принадлежат к одному цеху, сопоставления напрашиваются сами по себе.

Статья о Бакинском русском драматическом театре состоит из 98 строк, перечень 48 спектаклей оставлен без комментариев, лицо театра неопределенно и размыто.

У этого явления есть адрес: некомпетентность редакторская, составительская, авторская. Все занимались не своим делом. Словника по режиссерам и актерам, видимо, не заказали тем, кто мог бы его составить, — профессиональным театральным критикам, способным охватить взором общую картину, обладающим достаточной для этого информацией. О театральных художниках поручили писать людям, не знающим даже о существовании каталогов, иначе они бы вынули из них основные работы художников, а не перечисляли спектакли, к которым нет ни эскизов, ни макетов. Больше повезло театроведам, они представлены собственными учениками и коллегами достаточно полно, иногда даже избыточно. Но преступно забыты двое, без которых театральная литература, критика, педагогика Ленинграда третьей четверти XX века просто немыслимы, — Е. С. Калмановский и В. А. Сахновский-Панкеев.

По каким причинам в издании, посвященном драматическому театру, нет ни одного русского драматурга? При явной литературоцентристской концепции развития отечественного театра, предложенной во вступительной статье энциклопедии, в нее не вошли ни Фонвизин, ни Капнист, ни Островский, ни Чехов. Что уж говорить о Грибоедове, Пушкине, Тургеневе, Андрееве и др. Зато энциклопедию украшает фамилия Боборыкина. Нашлось место и для Шаховского. Если предположить диалог с редактором, аргументом последнего, возможно, будет отсутствие места и наличие иных источников информации о русских драматургах. Но Островский был не только драматургом, а еще и театральным деятелем, Сумароков — создателем и первым руководителем русского профессионального театра, Леонид Андреев — театральным критиком.

Понять, почему в энциклопедии «Русский драматический театр» нет А. Н. Сумарокова при наличии Ф. Г. Волкова, в принципе невозможно.

Нет ведущих мастеров театрально-декорационного искусства, как прошлых лет, так и современной сценографии. Обошлись без М. Бобышова, А. Рыкова, Б. Эрбштейна, С. Юнович, М. Азизян, И. Иванова, А. Орлова, В. Фирера, Ю. Кононенко, И. Попова и других. Но не забыли включить И. С. Белицкого и А. С. Мелкова, А. М. Авербаха и Н. Е. Айзенберг, попавших в нынешнюю энциклопедию из прошлой. 29 строк про Натана Альтмана против 36 про Нину Айзенберг, художницу «Синей блузы»!

Явления значимые и проходные, актеры великие и просто получившие звания по выслуге лет, глубочайшие исследователи и «пачкуны» бумаги — все перемешаны в одном котле. Содержание тома заставляет предположить немыслимое для энциклопедического издания — он создавался без словника. Абсурдность выбора, отсутствие какой-либо логики в этом процессе подтверждают догадку. Невозможно понять, почему нет Вениамина Смехова, Нины Ольхиной, Тамары Алешиной, Станислава Ландграфа, отца и сына Краско, Николая Лаврова, Антона Адасинского, Татьяны Шестаковой, Петра Семака, Нины Акимовой, Сергея Власова, Елены Поповой, Вячеслава Захарова, многих и многих других. А из петербуржских режиссеров — В. Голикова, В. Крамера, Р. Смирнова, Г. Васильева, А. Могучего. Ведь есть же Р. Фурманов, Ю. Аксенов, В. Пази, Т. Казакова, А. Галибин, Г. Козлов, А. Праудин.

Труд явно создавался «на живую нитку».

Редакторы, призванные сводить воедино текст, обнаруживать неувязки, проявили редчайшую непрофессиональность, примеров которой не счесть. Включен театральный архитектор Н. Л. Бенуа, а А. Ринальди, автор первого Большого Каменного театра в Петербурге, отсутствует, нет ни Ж. Тома де Томона, ни Б. Бренна, ни А. Модюи, также подвизавшихся на этом поприще.

Есть Антреприза А. Миронова, руководимая Р. Фурмановым, нет «Дерева» Антона Адасинского. Отсутствуют интереснейшие петроградские театры 1920-х годов: Вольная и Народная Комедии.

В статье о Санкт-Петербургской академии театрального искусства указано, что в 1962 произошло слияние Ленинградского государственного театрального института, ее предшественника, с Государственным научно-исследовательским институтом театра, музыки и кинематографии, бывшим Институтом истории искусств. Читатель может остаться в убеждении, что Институт истории искусств по-прежнему находится в структуре учебного заведения, что давно не соответствует истине. Отдельной статьи о старейшем в мире Институте истории искусств в энциклопедии нет.

Оставляет в недоумении не только характер информации, но и ее расположение. Например, представляется актерская династия Боярских. После статьи о Михаиле следует материал о дяде Н. А. Боярском, его рекомендуют как брата С. А. Боярского, статья про которого по алфавиту следует позже. Н. А. Боярского характеризуют как мужа Л. П. Штыкан, она сама появляется на с. 541.

В статье о С. В. Безрукове, чей актерский стаж исчисляется всего семью годами работы в «Табакерке», сразу после года рождения указано, что он «сын актера Моск. Т-ра сатиры В. С. Безрукова», о котором в энциклопедии ни слова, что тогда добавляет эта информация к облику сына? М. М. Блюменталь-Тамарина выступает в качестве жены актера и режиссера оперетты А. Э. Блюменталь-Тамарина, а его в энциклопедии нет.

Почему при отсутствии в энциклопедии основополагающих статей, таких как «актерское искусство», «театрально-декорационное», «режиссерское», вдруг появляется материал про «амплуа», при том, что другие театральные термины отсутствуют?

В конце статьи о Ю. В. Толубееве вдруг приводится краткая библиография, в остальных материалах отсутствующая.

Столь оглушительное профессиональное падение еще недавно невозможно было даже и предположить. Перед нами труд, характеризующийся полным отсутствием научной, редакторской, человеческой логики, небрежностью, выходящей за рамки дозволенного. Пример последней находишь сразу же в большой вступительной статье. У нее странный характер, скорее всего, ее писали двое. Или один, компетентный в истории русского театра XVIII — XIX веков и малоинформированный по поводу второй половины XX века.

Особенность энциклопедии — основательность материалов, посвященных дореволюционному театру, и халтурное, мягко говоря, отношение к современному театру и его представителям. Видимо, историческая дистанция останавливает, да и архивные дела доставать трудней, чем трудовые книжки. Сбои во вступительной статье начинаются сразу после 1967 года, на котором заканчивается пятый том старого издания. Первая часть статьи «О русском театре», посвященная дореволюционному периоду, не вызывает особых замечаний, зато вторая представляет собой просто свод неотобранных и неосмысленных перечней (театров, режиссерских имен, спектаклей). Запутавшись в этих списках, скорее всего кем-то недобросовестно подготовленных, автор совершает множество фактологических ошибок. Вот лишь немногие. Отсылаю вас к с. 13 энциклопедии, верхней половине правого столбца. Там сказано о внимании Товстоногова к классике, а для подтверждения перечислены спектакли, больше половины которых он не ставил. На всякий случай сообщаю сведения, хорошо известные даже обычному зрителю: «Стеклянный зверинец» осуществил на сцене БДТ режиссер из США Н. Джексон, «Коварство и любовь», «Макбета», «Бориса Годунова» Т. Чхеидзе, «Вишневый сад», «Лес» А. Шапиро, «Аркадию» Э. Нюганен. Все они работали на сцене БДТ уже после смерти Г. А. Товстоногова, ушедшего от нас в 1989 году. В статье, посвященной Товстоногову и прочитанной, надеюсь, тем же редактором, дата смерти указана. На этом «ляпы» вступительной статьи не кончаются. Названного среди классиков Э. Радзинского вряд ли можно считать таковым, а спектакль «Театр времен Нерона и Сенеки» по его пьесе — достойным упоминания в энциклопедии, тем более что ставил его не Г. Товстоногов, а В. Малыщицкий, первый значился только руководителем постановки.

Упоминание в перечне родившихся в конце 80 — начале 90-х годов театров Молодежного на Фонтанке сопровождается фамилией С. Спивака. Но у истоков этого театра стояла студия ЛИИЖТа под руководством В. Малыщицкого, который и стал первым главным режиссером, затем был Е. Падве и только потом Спивак, возглавивший театр в 1989, правильная дата его прихода туда содержится в статье о режиссере. В том же абзаце отражена смена художественных руководителей Театра на Красной Пресне, с 1976 по 1987 руководимого В. С. Спесивцевым, а с 1987 — Ю. П. Погребничко.

Значительными событиями в театральной жизни страны признаются столь разные по художественному уровню спектакли, как «Дом», «Братья и сестры», «Повелитель мух», «Звезды на утреннем небе», «Бесы», «Любовь под вязами», «Вишневый сад», «Клаустрофобия» Л. Додина. Место Анатолия Эфроса и Юрия Любимова в театральном процессе последней четверти XX в этой статье никак не обозначено. Перечисляются шесть спектаклей А. Эфроса, пятнадцать Любимова, десять Захарова, одиннадцать Додина, шестнадцать Товстоногова (о «списке» последнего уже писалось). Анализ и обобщения оставлены потомкам.

Острейший интерес составителей и авторов почему-то вызывают семейные связи. При малом объеме энциклопедии — одном томе — и глобальности задач, стоящих перед авторами проекта (необходимости охватить последнюю четверть XX века, переосмыслить устаревшие положения старой энциклопедии, дать новые трактовки театральным событиям прошлого), — такая расточительность выглядит безумной. Кому какое дело, что Терентьева Н. И. жена Тихонова С. К., Титова М. А. — М. Н. Кедрова, а Кирюшина Г. А. — Равенских Б. И. Что добавляет к характеристике Н. П. Акимова женитьба на Е. В. Юнгер, а к актерскому портрету О. С. Антоновой то, что она дочь писателя Сергея Антонова? Почему актриса Л. Луппиан, как жена М. Боярского, оказывается достойной статьи, а ее коллега А. Алексахина — нет? Какой смысл в статье про Л. М. Ахеджакову писать, что она дочь М. С. Ахеджакова, если ее выдает отчество и статья об отце предшествует материалу о ней? М. С. Боярский представлен как «актер, нар. арт. РСФСР (1990). Сын С. А. Боярского, муж Л. Р. Луппиан». И только потом говорится, где и у кого учился, в каких театрах работал. Борису Асафовичу Мессереру повезло больше всех: перечислили все звания и сообщили, что он «сын артиста и балетмейстера А. М. Мессерера и актрисы немого кино А. А. Судакевич, двоюродный брат балерины М. М. Плисецкой. Муж поэтессы Б. А. Ахмадулиной». Л. С. Вивьен и Е. М. Вольф-Израэль почему-то оказались «неокольцованными», З. Н. Райх не упомянута в качестве жены В. Э. Мейерхольда. Ведущей актрисы Передвижного театра Н. Ф. Скарской и вовсе не оказалось в энциклопедии, ни самой по себе, ни как жены П. Н. Гайдебурова, ни как родной сестры Ф. Ф. и В. Ф. Комиссаржевских, при том, что семейные связи последних явно привлекали внимание. Возможно, авторов подвело, что она носила другую фамилию. Но В. Н. Пашенная тоже не была Рощиной-Инсаровой, подобно отцу и сестре.

В статьях, посвященных отцу и сыну Толубеевым, нет Т. Алешиной, бывшей жены и матери. Вообще указание только последних жен чревато скорым устареванием информации, признанной важной редакционной коллегией.

Подобного рода издания давно выпускаются за рубежом, с недавних пор и у нас, называются "ху" есть "ху", пользуются читательским спросом, но не имеют никакого отношения к академическим трудам, к которым относятся энциклопедии. Можете вы себе представить энциклопедию по естественным или точным наукам, в которой бы сообщалось, что академик Х является мужем членкора Z? Нобелевский лауреат А. М. Прохоров, как председатель научно-редакционного совета издательства «Большая Российская энциклопедия», не допустил бы такого. Почему же к театральным деятелям считается возможным лезть под одеяло?

Составляя новую энциклопедию, очевидно, держали под рукой старую (часть материалов перепечатана, другая слегка переписана, посмотрите хотя бы статью об А. А. Остужеве), а также и «шукали по знакомым», хватали за руку, спрашивали, про кого написать, пользовались любыми попадавшими к ним через заведующих литературными частями или библиографов сведениями. Так собирают на погорельцев, с шапкой по кругу, а не создают энциклопедические труды — компасы на долгие десятилетия.

Февраль 2002 г.

Любовь Овэс

научный сотрудник РИИИ. Печаталась в журналах «Театр», «Московский наблюдатель», «Искусство Ленинграда», «Петербургском театральном журнале», в сборниках «Художники советского театра и кино», автор вступительных статей к каталогам художественных выставок. Живет в Петербурге.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru