Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 28

2002

Петербургский театральный журнал

 

?На сцену их, на смех всем!?

Александр Урес

Не так уж часто, но все же случаются в нашей культурной столице действительно культурные события. Представленный в апреле музейно-театральный проект Государственного Эрмитажа, Музея театрального и музыкального искусства при участии театров, музеев и научных учреждений города под названием «„Ревизор“ в Эрмитаже» относится к числу подобных явлений. Это уже вторая совместная акция двух музеев. Первая состоялась ровно два года назад в том же Эрмитажном театре и называлась «Русский Гамлет: действующие лица и исполнители». Тогда, чтоб не слишком травмировать общественность неожиданным элитарным зрелищем, привязались к 100-летию со дня премьеры на сцене Эрмитажного театра трагедии Шекспира «Гамлет» в новом переводе великого князя Константина Константиновича, знаменитого «К. Р.». Опыт удался, вызвал интерес, прессу, театральную часть проекта показал телеканал «Культура». В результате появился соблазн устроить еще что-нибудь в таком же роде. И чудо осуществления супернекоммерческого проекта для гурманов от отечественной культуры повторилось. На сей раз без всяких «датских» оправданий. Просто — «„Ревизор“ в Эрмитаже».

Как и в случае с «Гамлетом», бессмертная комедия была представлена в двух ипостасях — выставочной и театральной. Экспозиция называлась «Эх, Петербург! Что за жизнь, право!» и представляла собой, как сказано в сопроводительном буклете, «рассказ о феномене гениальной комедии, истории ее создания, театральных версиях на русской сцене и бытовании спектакля в общественной жизни Петербурга и России». Все это так, но к этому можно добавить, что Музей театрального искусства вполне овладел мастерством создания драматизированного выставочного контекста со своим внутренним сюжетом, сверхзадачей, сквозным действием, конфликтом. Подобные выставки получаются многослойными, ассоциативными, даже эмоциональными. Экспонаты соперничают, сопрягаются, дополняют друг друга, изобличают, иронизируют… Получается живое действо, спектакль. В данном случае спектакль о спектаклях.

Пролог. Знаменитая премьера 1836 года в Александринке. Портреты первых сановных зрителей — Уваров, Голицын, Канкрин. Они-то и затруднялись, аплодировать ли, и косились на императорскую ложу… Рядом в витрине уникальные документы. Предписание о выдаче автору «Ревизора» 2,5 тысяч рублей гонорара… Приличная, между прочим, по тем временам сумма. Изображение некоего городничего — подарок Пушкина Гоголю накануне премьеры… «Настоящий ревизор» Цицианова, первое издание в типографии Плюшара — псевдонимный ответ сил реакции на появление бессмертной комедии… Первые исполнители Сосницкий, Гусева, Асенкова…

А далее первый акт — все академические «Ревизоры». Спектакли Александринки за два века. Хлестаковы — Бабочкин, Фрейндлих и театральная сенсация начала 50-х годов Игорь Горбачев из университетской «драмы». Академический парад завершается двумя знаменитыми спектаклями литераторов 1860 и 1906 годов. От программки 1860 года не оторваться. Хлестаков — Вейнберг, Городничий — Писемский, Шпекин — Достоевский, купцы — Григорович, Некрасов, Панаев, Дружинин, Краевский… То-то, поди, «прикалывались» светочи литературы в процессе репетиций. Сразу пытаешься мысленно устроить что-нибудь подобное на современный лад. Городничий, предположим, Гранин или Битов, а может быть, Попов. А Хлестаков — Кушнер, Крусанов, Кивинов? Что-то не очень получается…

Второй акт — авангардный, режиссерский. Здесь бурлескный эпатаж, балаганные эскапады. Постановки Н. Петрова, Н. Евреинова, И. Терентьева и, конечно, те крохи, которые остались от гениального создания Мейерхольда. Тут не скользнешь взглядом по эскизам интерьера комнаты в доме городничего, как в академической части. Сценография А. Ляндсберг, аналитические костюмы художников школы Филонова, яркие эскизы И. Рабиновича вцепляются, хохочут, заставляют вглядываться, «стоять и дивиться».

А как пройти мимо витрины «Мечта о Петербурге»? Эрмитажные сокровища — мебель николаевской эпохи, на кресле мундир с эполетами, орденские ленты, на столе фарфоровая супница, бронзовые канделябры, часы с амурами… Ну как не брать взяток, не подличать, не выкручиваться, только бы прорваться к этакой роскоши. И та же вечная тема простирается дальше. Раритеты Музея политической истории: акции нефтяного общества в Грозном, вид ночного ресторана гостиницы «Европейская» в 1924 году… Вплоть до взяток дефицитом 60—70-х годов предыдущего века. Мохеровый шарф, том поэзии Мандельштама, баночка черной икры, чешский хрусталь смотрятся сегодня в музейной витрине как-то особенно жалко и нелепо. Современности создатели экспозиции решили не касаться. Собственно, в этом нет необходимости — трехэтажные коттеджи с башенками, мерседесы, костюмы от Кардена или Hugo Boss каждый может представить себе самостоятельно…

В результате экспозиция «Эх, Петербург!» вызывает один неотвязный вопрос: почему мы отправили эту грандиозную пьесу в пыльную кладовочку программы по литературе для 7 (!) класса средней школы? Этот вопрос продолжает волновать и в зале Эрмитажного театра на спектакле «Лабардан-с, или Представление без героя в 11 эпизодах».

Автор идеи и текста Вадим Жук, постановка Романа Смирнова. Исполнители — звездная театральная команда: Лиана Жвания, Марина Солопченко, Сергей Бызгу, Евгений Баранов, Юрий Ицков, Валерий Кухарешин, Сергей Лосев.

Жанровая стилистика представления заявлена сразу эпатажным номером. Ведущий выходит на сцену и грохает об пол что есть силы обыкновенный стул. После этого цитируется соответствующее место про Александра Македонского и следует предуведомление публики, что привычного и логичного драматического действия не ожидается. «Нам весело и любопытно было проникнуть в ткань великой пьесы и несовершенной своей иглой вышить на ней новые узоры». Узоры-эпизоды произвольны, в них участвуют внесценические персонажи, только упомянутые в «Ревизоре», - литератор друг Тряпичкин, чета Хлестаковых, родители Ивана Александровича, и герои других произведений Гоголя — незабвенный Павел Иванович Чичиков, например. Возникают тут и реальные исторические лица — прямой «виновник» возникновения «Ревизора» Пушкин, которого с блестящим хармсовским гротескным остранением сыграл Юрий Ицков.

Узоры неравноценны. Одни не простираются дальше комментария в учебнике для того же 7 класса или вопросов телевизионной викторины, веселы, забавны, но не более. Другие, скажем, разговор Гоголя с Чертом, прикасаются к глубинным, сущностным материям, духовным исканиям и душевным мукам автора «Ревизора» и «Мертвых душ».

Жук легко и точно стилизует речь гоголевских персонажей. Он, например, явно получает неизъяснимое наслаждение, употребляя карточные термины и разбираясь в хитросплетениях карточных поединков. А Валерию Кухарешину, играющему пехотного капитана Жихарева, доставляет не меньшее удовольствие с азартом и профессиональным щегольством произносить все эти штоссы, талии, срезать, поддеть…

Вообще все актеры действуют в спектакле Вадима Жука и Романа Смирнова с видимым удовольствием. Им нравится произносить ловко стилизованный текст, импровизировать и перевоплощаться, играя по две и более ролей. И временами сквозь эти наброски, пробы пера, иронию капустника проглядывает настоящий «Ревизор», который мог бы возникнуть с этим отменным составом.

Главным героем «Ревизора» явился, как известно из той же школьной программы, смех. Главным героем «Представления без героя» стало, по выражению Немировича-Данченко, «радостное изумление», которое вызывает у исследователя разбор бессмертной комедии. Это основная и драгоценная эмоция, переданная зрительному залу на спектакле «Лабардан-с…».

Радостное изумление можно отнести и на счет всего проекта «„Ревизор“ в Эрмитаже». Ясно, что для его осуществления понадобились недюжинные силы. Неиссякаемая энергия и профессиональный азарт Натальи Метелицы, заместителя директора Музея театрального и музыкального искусства, мировая слава Эрмитажа и общественный вес Георгия Вилинбахова, самоотверженная работа десятков людей, осуществивших этот проект. Правда, к изумлению примешивается и досада — ведь спектакль «Лабардан-с…» прошел всего два раза. Денег нам все время не хватает, поэтому мы фантастически расточительны!

Июнь 2002 г.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru