Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 28

2002

Петербургский театральный журнал

 

Театр с большой буквы

Алла Насоноа

Яневская С. Валерий Алексеев («Мастера сцены»). Омск: Издательство «Лео», 2001.

В далеком и близком Омске в свет вышла еще одна книга о театре, Театре с большой буквы — Омском академическом. И хотя книга рассказывает о творческой и человеческой судьбе одного актера — народного артиста России Валерия Алексеева, это, безусловно, книга по истории выдающегося Театра, которому исполнилось 128 лет. И каждый из его актеров, какой бы степенью личного дарования он ни обладал, сколько бы ролей ни сыграл, сколькими высокими званиями и наградами ни был бы отмечен его актерский путь, - лишь малая часть его, Театра, воистину великой художественной истории.

Автор книги — один из самых вдумчивых историков русского провинциального театра. Бескорыстный служитель (служанка, служительница?) Мельпомены. Честный и непредвзятый Лагранж сибирской сцены, Светлана Васильевна Яневская носит звание «заслуженный работник искусств России». И каждое слово в этом почетном звании (людьми, близкими к театру, в миру иронически и непочтительно сокращаемом как «засраб») приобретает в случае с ее творческой биографией особый, глубокий и настоящий смысл.

Светлана Яневская — автор нескольких книг о театре. Ее статьям в газетах и журналах нет счета, ее трудовой стаж в одном коллективе исчисляется десятками лет. Ее преданность театру, актерам и режиссерам не знает границ. Светлана Васильевна замечена в драматургии, театральной критике, журналистике, практическом театроведении, как авторитетнейший знаток и настоящий труженик… И самое главное — она неутомимый собиратель театральной истории, автор музейной экспозиции Омского академического театра драмы, фантастический пропагандист театрального искусства! Да, Светлана Яневская неутомимый работник искусства театра. И глубокую нашу, зрительскую и читательскую, признательность она ЗАСЛУЖИЛА. Спасибо Вам, Светлана Васильевна!

Спасибо за книгу об Алексееве. И хотя тираж этого издания всего 500 экземпляров, думаю, ее место в историографии русского театра будет заметным. Ну, любители театра читать будут по очереди или записываться в библиотеки, не беда. Главное, что вышла книга без скидок на вечную бедность русского театра: на мелованной бумаге, с большим количеством черно-белых и цветных фотографий (Борис Метцгер и Андрей Кудрявцев — фотохудожники высокого класса, каких и в Петербурге немного!), в которых — все значимые работы Алексеева в Омском театре и вне его. Стильная обложка, форзац из театральных афиш, изящная силуэтная графика на авантитуле, общая культура печати, верстки, комментариев, справочного аппарата книги. Весь текст, от вступительного благодарственного слова автора в адрес тех меценатов, чьи административные таланты и финансовые усилия помогли выходу в свет этой книги, до скромных, но самых значимых страниц за номерами 196—197, на которых опубликован репертуарный лист актера Алексеева, содержащий перечень из почти ста ролей в Иркутске и Омске, — все в книге продумано, выверено, точно (редактор Елена Медведская, дизайн Ларисы Козловой).

Спасибо за книгу не только авторам, но и городу, который, на удивление всей России, ценит, любит и продолжает поддерживать свой уникальный театр. Кажется, этот театр — и здание, и репертуарная история, и содружество людей — «очеловечил» город. Город стал неотделим от театра, театр — от города, и этот гибрид имеет все свойства индивидуальности: характер, судьбу, темперамент.

Одной из ярчайших черт этого характера, одним из привлекательнейших свойств темперамента, одной из незабываемых страниц Его Судьбы (sic! — города, театра!!!) был, есть и, надеемся, еще долго и благополучно будет герой книги — актер и человек Валерий Алексеев.

В аннотации сказано: книга об одном из самых популярных и любимых актеров омской сцены… Не только о нем. Книга построена в форме не прекращающегося через годы диалога одного из самых популярных и любимых с самым «заинтересованным зрителем» (так отрекомендовалась читателям автор книги) омской сцены. Мы имеем редкую возможность впрямую поговорить с актером обо всем на свете, стать свидетелем бесконечного интервью. А поскольку вопросов и ответов в книге великое множество — получить исчерпывающую информацию. Об истории жизни — от детских семейных страниц до крутых поворотов личной жизни взрослого мужчины… От первых робких театральных опытов на студенческой сцене Иркутского театрального училища до тайн творческой лаборатории зрелого, опытного мастера, не ограничивающегося давно завоеванным положением «первача» первейшей русской провинциальной труппы, но и последовательно штурмующего вершины режиссуры в созданном им же театре миниатюр.

Иногда в процессе чтения кажется, что можно было бы осуществить более жесткий отбор: что для книги важно, что из подробностей жизни — менее существенно. Однако, дочитав до конца, понимаешь: для Яневской всеобъемлющее знание о своем герое — единственно правильный и возможный путь от догадок к открытиям.

Догадка — он родился в иркутском предместье, и там, в семье, в среде, далекой от театра, в маленьком городке и его людях, надо искать корни необыкновенной работоспособности актера и особенного угла зрения на подробности душевной жизни сыгранных им персонажей. Открытие — «из него выпрыгнуло Усолье». Алексеев, в лучших своих ролях, стал актером вампиловского предместья. Крохотного мирка, в котором, как в капле… Ну, в общем, российский читатель и зритель знает цену магнетизму естественности и простоты.

Догадка — молодого актера сформировал мир омского театра. Его неповторимый актерский ансамбль 1970-80-х годов: Теплов, Щеголев, Каширин, Чонишвили… Сверстники и партнеры Алексеева: Ожигова и Прокоп, Чиндяйкин и Ицков, Василиади и Лысов… Его режиссеры: Киржнер, Хайкин, Симоновский, Мокин, Тростянецкий, Кокорин… Открытие — актер нашел свою нишу среди равных. И попытался создать свою «Академию смеха». Одна из глав так и называется: «Как валяют дурака». И поместилась эта глава в книге между двумя центральными эпизодами творческой биографии Валерия Алексеева: между Сганарелем (легендарный для омской сцены «Лекарь поневоле» Ж.-Б. Мольера, сыгранный за 13 лет 229 раз!!!) и Ильей («Московские кухни» Юлия Кима. Играли 8 лет, в том числе в Польше, Америке, Германии…). Между трагикомедией и диссидентской драмой развернулась история восхождения на свой личный актерский Олимп неунывающего остряка, блестящего импровизатора, записного анекдотчика, рассказчика и остроумца, чье присутствие на сцене и на улице стало этому городу необходимо!

Закольцовывается и парадоксальное, на первый взгляд, даже для знающего историю Омского академического театра драмы человека посвящение книги народному артисту России Алексею Федоровичу Теплову. Во-первых, почему книгу об одном актере посвящают другому? Во-вторых, и в главных, уж слишком разными представляются две эти фигуры: Теплов — воплощенные гармония и спокойствие, бескомпромиссность в выборе темы и доброта, которую он буквально транслировал залу. Мягкий юмор, доверие к людям, открытость. На сцене — неторопливая подробность, начиная от внешнего пластического рисунка роли до неповторимой внутренней глубины и вдумчивости. Алексеев — холерический темперамент, «ртутные» реакции. Неудобный, настороженный, взрывной. (Определения не мои — автора книги.)

И тем не менее: «Алексея Федоровича Теплова любили несколько поколений омичей. Как теперь — Валерия Ивановича Алексеева. У обоих — свое обаяние, неотразимо действующее на людей. Обаяние — смесь естественности и кокетства, оно и тревожит, и успокаивает». И далее — "баловни и кумиры публики до конца ей не верят. Каждый новый выход на сцену — испытание. Теплов: «Сегодня руководишь залом, завтра — бессильно „болтаешься“». Довольства собою нет у актера-художника. Алексеев: «Если я поднял кому-то настроение, значит, не зря занимаюсь этой профессией… Осознаю, что в таком возрасте я валяю дурака, и не только я, но и люди старше меня…»

Открытие: Теплов преподал Омску урок человеческой мудрости и терпимости, Алексеев — хорошей самоуверенности и непотопляемости. Оба — в сочетании с бьющей через край талантливостью. Другое время — востребованы другие качества. 30 лет назад народный артист России Теплов в самом себе соединял прошлое и настоящее этого театра, как сегодня — народный артист России Алексеев. А ведь это не просто театр. Это — модель города. Каких в России сотни. Но каждый — только один. Такой вывод делает Светлана Яневская. И система ее доказательств срабатывает безотказно. А значит, книга написана не зря. И не зря выведено на ее первой странице:

«Спасибо Театру за то, что он был, есть и будет всегда».

От имени всех омичей, находящихся в разлуке с Городом и Театром.

Июнь 2002 г.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru