Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 31

2003

Петербургский театральный журнал

 

К читателям и коллегам

Марина Дмитревская

Сезон 2002/2003, в середине которого вы застаете себя и нас, читатели и коллеги, не имеет ярко выраженных черт.

300-летие Петербурга явно не повлияло на количество хороших спектаклей.

Ряды режиссерского авангарда поредели. Г. Дитятковский в Москве и, по слухам, только в конце сезона выпустит в БДТ давно ожидаемую всеми «Двенадцатую ночь» с С. Дрейденом — Орсино и А. Фрейндлих — Шутом… Ю. Бутусов в Москве и Корее (там он выпустил «Войцека» по-корейски), В. Крамер ушел в шоу-бизнес для бизнес-персон и, быть может, вынырнет только в апреле в Большом театре «Русланом и Людмилой». Но это уже — темы следующих номеров…

На театральной поверхности сезона — А. Праудин («Бесприданница») и Г. Козлов («Доктор Чехов»), которые проходят свой путь и о которых идет речь в этом номере, и довольно много заезжих персонажей, которые вдруг навели нас на мысль о поколениях, смене ценностей etc.

Сперва приехал спектакль «Кислород» — явная декларация, манифест тридцатилетних.

Затем «Балтийский дом» с подзаголовком «Другой театр?» предъявил несколько новых имен.

Потом Т. Жаковская подробно описала нам из Лондона «Берега Утопии» — спектакль по пьесе почти родного Петербургу автора Тома Стоппарда в исполнении Тревора Нанна, уходящего с поста руководителя Национального театра Великобритании. Речь тоже о ценностях эпохи.

Да еще лаборатория молодых режиссеров в Екатеринбурге и режиссерская конференция «старых» режиссеров в Москве… (Последней мы не уделяем внимания в нашем журнале, потому что, побывав там, не сумели вычленить конструктивное зерно, не поняли, кто, зачем и кого собирал, чем дело кончится и чем сердце успокоится. Будет или не будет создана режиссерская Гильдия — покажет время, что за институцию собрались создать — покажет оно же).

Словом, во второе десятилетие своей жизни «ПТЖ» вступает с разговором о поколениях. Конечно, это опять весьма условная «смена оптики», но на тему, подсказанную как-то О. Лоевским, мы попытались хотя бы начать размышлять. Придумали слоган «Пафос поколений», не имея в виду некую возвышенную идейность и пр., а считая пафосом любое пребывание во времени и даже отсутствие в этом пребывании хоть какого-то пафоса. Мы стремились дать картину умонастроений последних десятилетий, как она сложилась в умных головах наших авторов.

Лично я никогда не чувствовала себя никаким поколением. И до сих пор мне понятнее всего — со старшими. Как было с Володиным, как бывало с Габриадзе, как есть с Кочергиным, Лавровым. Я не знаю, вертикаль это или горизонталь, но это так. И всегда было чувство, что мы старшим — по колено, что вообще каждое следующее поколение — по колено предыдущему, и так человечество идет по нисходящей. А теперь, в эпоху всеобщих провокаций и отсутствия под ногами твердой почвы (когда-то Володин рассказывал, что самое сильное ощущение от войны — отсутствие пола. Но это — в войну!), ценности, о которых возможно говорить вслух, уж вовсе не ясны. Не хочется слышать: «Отстаньте со своим императивом», — но и без императива не очень получается.

Поэтому захотелось послушать совсем молодых (рецензии на «Кислород») и не очень старых. Еще два года назад мы точно спросили бы про поколения А. М. Володина, а он бы замахал руками и вычеркнул все, как выкидывал и не печатал множество своих стихов как раз на эти темы («А прошлый век — не устарел… все с нами он, все рядом — и ссылки и парады»). Теперь, в отсутствие А. М., мы только печатаем его фотографию в начале номера. Чтобы помнили.

Второе десятилетие «ПТЖ» началось по меньшей мере бурно. Сначала в январе мы справили многолюдный юбилей, получили многие десятки поздравлений, за которые сердечно благодарим всех друзей. Потом затопило наш подвал, и неделю мы напоминали коллективный памятник «Стерегущему», что на Петроградской, овладевали искусством управления насосом. А едва откачали воду — получили письмо, напечатанное на 4-й стороне обложки, и это на самом деле имеет серьезные последствия для будущности «Петербургского театрального журнала» — тут насосом не спасешься…

В раздумьях о критериях века нынешнего мы разъехались по Сибири — кто в Норильск, кто в Читу и Бурятию — собирать следующий «Сибирский транзит». Церковь, где венчался декабрист Анненков, и земля Норильлага, где по-прежнему метет черная пурга, а десятки тысяч трупов так и покоятся в вечной мерзлоте, — все это тоже наводило на мысли о поколениях и их пафосе. Но новые сибирские спектакли — сюжет следующего номера «ПТЖ».

А этот, № 31, выйдет к началу петербургской «Золотой маски». С гордостью отмечаем: почти все спектакли фестиваля, вне зависимости от их географического адреса, отрецензированы в «ПТЖ» до того, как будут показаны в столицах.

Хотелось бы сделать паузу и скушать «Твикс», но мы паузы не делаем. Оставайтесь с нами!

Марина Дмитревская

Кандидат искусствоведения, доцент СПГАТИ, театральный критик. Печаталась в журналах «Театр», «Московский наблюдатель», «Театральная жизнь», «Петербургский театральный журнал», «Аврора», «Кукарт», «Современная драматургия», «Фаэтон», «Таллинн», в газетах «Культура», «Экран и сцена», «Правда», «Известия», «Русская мысль», «Литературная газета», «Час пик», «Невское время», научных сборниках, зарубежных изданиях. С 1992 года — главный редактор «Петербургского театрального журнала». Живет в Петербурге.

| Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru