Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 32

2003

Петербургский театральный журнал

 

О спектакле ?Принцесса Пирлипат? ? Анна Порфирьева

ТЕМ, КТО ЛЮБИТ КОЛОТЬ ОРЕХИ

Дописывать «Онегина» или «Неоконченную симфонию» считается делом неблагодарным. Хотя некоторые пытались. А как насчет «Щелкунчика»? Несмотря на бесспорную принадлежность к «нетленке», балет — все же жанр отчасти легкомысленный: фантастика, эротика, ножки, фуэте, феи, «китайцы»… В некотором роде шоу. Даже относясь к нему художественно-серьезно, совсем нетрудно представить рядом с ним еще один балет, современными средствами досказывающий часть сюжета, по каким-то причинам не использованную классиками. После того как Мариинский театр рискнул поставить «Щелкунчика» М. Шемякина, прошло два года. Спектакль утвердился на сцене. И что бы о нем ни писали, зал всегда полон. Художник поставил сказку Гофмана как новый театральный текст, интересный многим, как великолепное зрелище и феерическое развлечение с драмами, тайнами, сюрпризами. Думаю, что именно зрительский успех шемякинского «Щелкунчика» повлек за собой заказ на балет-пролог — «Принцессу Пирлипат». Сочинение преамбулы к Чайковскому увлекло С. Слонимского необычностью задачи: не стилизуя музыку «Щелкунчика», композитор создал 53-минутную партитуру, идеально «настроенную» на жанр романтического танцевального действа. Композиция состоит из большого числа афористически-емких «номеров». Разнообразные музыкальные «движения», сюиты танцев с обязательными «испанским», «восточным», мазуркой, вальсами etc., контрастные тембро-пластические характеристики противоборствующих сил — наличествуют все параметры балета «в духе Петипа», но прописаны они упругим, мелодически-ярким, инструментально-характерным «слонимским» языком. «Принцесса Пирлипат» настолько интересна как музыкальный феномен, что ей еще посвятят не одну аналитическую статью. Как и спектакль Шемякина — Симонова, она тоже получилась балетом необычайным и удивительно притягательным. Идея противопоставления враждующих партий как «птиц» и «крыс», маски, умопомрачительные костюмы, дух гофманического венецианского карнавала, шутовство, вальс котов, крысиная «хабанера», сцена ярости и отчаяния заколдованной принцессы - лишь небольшая часть впечатлений, вспышек благодарной памяти. На самом деле очарование зрелища и музыки не ослабевало все 53 минуты, и очень хочется посмотреть еще. «Пирлипатхен» — такая штучка, которая, как всякое настоящее произведение искусства, каждый раз будет радовать приятными открытиями.
Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru