Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 33

2003

Петербургский театральный журнал

 

Мечты глобаллиста

Елена Строгалева

Фестиваль «Любимовка-2003»

«Вишь ты, — сказал один другому, — вон какое колесо! Что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» — «Доедет», — отвечал другой. «А в Петербург-то, я думаю, не доедет?» — «В Петербург не доедет». Именно так, если перефразировать классика, выглядят разговоры о современной драматургии, когда речь заходит о Питере. Уже и конкурс молодых драматургов объявлен, а всё пятым колесом считают современную пьесу в самодостаточном, отлаженном механизме петербургского театра. Это при том, что фестиваль молодой драматургии «Любимовка-2003» по географии авторов, представленных в программе, напоминает свершившуюся мечту глобалиста: практически вся Сибирь (Новосибирск, Красноярск, Томск), Екатеринбург, ближнее и дальнее зарубежье (Германия, Литва, Грузия, Украина, Великобритания). О Москве и говорить нечего. Петербург, впрочем, был представлен. В лице Сергея Радлова, драматурга интересного, но вряд ли подходящего под определение (простите, Сергей Радлов) молодой петербургской драматургии. Впрочем, автор статьи, не отягощенный комплексом провинциала, получив свою порцию кислорода на берегах Клязьмы, предпочитает перейти к тому, где, кто и как в этом году творил судьбу современной драматургии.

Сначала…
…была Москва. Несколько дней подряд молодые драматурги отрывались на семинаре театра «Ройял Корт» (есть в Англии такой театр), а также с 6 по 11 июня присутствовали на показах в Театре.doc.

Затем…
…участники, гости и просто сочувствующие переместились в подмосковный пансионат на берегу реки Клязьма. Здесь с 11 по 15 июня с утра и до утра с перерывом на завтраки, обеды и ужины проходила напряженная работа.

После…
…все вернулись в Москву и еще три дня впитывали в себя современную драматургию все в том же Театре.doc.

Кто…
Десятый по счету фестиваль «Любимовка» — дело рук среднего поколения драматургов, многие из которых начинали именно на первых фестивалях 90-х. Старшие — создатели фестиваля, Виктор Славкин и Алексей Казанцев, — присутствовали в качестве почетных гостей. Михаил Угаров, Елена Гремина, Ольга Михайлова, Светлана Новикова, Александр Железцов выступали не только как организаторы процесса, но и как актеры, режиссеры, предводители боев, разгоравшихся во время обсуждений, и проч.

Фестиваль ни в коем случае не стоит принимать за закрытое мероприятие «для своих». Здесь нет лоббирования любимых идей и имен. На одной территории пересеклись дебютанты и авторы, чьи имена в последние годы и составляют ядро современной драматургии: Ксения Драгунская, Екатерина Нарши, Елена Исаева, Михаил и Вячеслав Дурненковы, Вадим Леванов, Алексей Зензинов и Владимир Забалуев. Именно это пересечение и позволяет говорить о неслучайности тем и идей, звучащих во многих пьесах этого года. По-прежнему в почете реализм и социальная тематика. Отчасти — это плоды пропагандируемой ныне техники verbatim, во многом — внимание к историям людей. Именно так называлась программа одного из дней, целиком посвященного реалистической драматургии. И неслучайно, что одним из запоминающихся событий клязьминских читок стала документальная драма Александра Найденова «Вперед и с песней», прочитанная Галиной Синькиной. Это — история жизни простой русской женщины, к которой приходит журналист, чтобы сделать репортаж о книге рассказов ее отца 1937 года, которую она издала. А далее постепенно разворачивается история жизни героини, где были ГУЛАГ, любовь, мечты стать актрисой, сын-рецидивист, которого она несколько лет прятала от милиции, и многое другое. Остается добавить, что среди зрителей сидела Лариса Прокофьевна, на основе бесед с которой и была создана пьеса.

Если кто спросит о КПД фестиваля, пьесах, которые реально могут претендовать на сценическое воплощение, то, конечно, и на этом фестивале возникли очевидные лидеры. Но неслучайно в анкетах, которые заполняли участники фестиваля, друг за другом шли вопросы: лучшие пьесы и лучшие читки. Поскольку на фестивале возникали случаи, когда средняя пьеса, великолепно прочитанная, становилась событием вечера. Именно здесь стоит рассказать, как…

Как превратить читку пьесы в факт искусства. В силу отсутствия иной возможности предъявить пьесу в театре, читка превратилась в отдельный, вполне полноценный сценический жанр, способный в первом приближении не только донести пьесу до слушателей, но и раскрыть ее сценический потенциал. Неслучайно героем клязьминских читок стала героическая команда Александра Вартанова, которая воплощала большую часть произведений, иногда получив текст прямо перед показом. Эта способность, свойственная актерам, работающим с современной драматургией, «впрыгивать» в текст, угадывать его структуру, язык, органично существовать в нем позволяет говорить о том, что театр нащупывает сценический эквивалент современным текстам.

Многие назвали событием фестиваля показ пьесы Алексея Зензинова и Владимира Забалуева «Русь немецкая» (режиссеры Александр Вартанов, Татьяна Копылова). Это — новая историческая пьеса, построенная на основе интерпретации и мифологизации событий нашей истории. Пьеса — триптих, действующие лица Барон Миних, Владимир Ленин, блаженная Ксения Петербургская, царь Иоанн VI. Три отдельных истории связаны между собой мотивами, действующими лицами, общей темой. Судьбы немцев в дикой, смутной России — это частное отражение человеческой судьбы в ситуации исторического хаоса, где властвуют высшие силы. Текст, насыщенный глубокими, остроумными литературными играми, спровоцировал актеров на потрясающую игру. Сергей Епишев, Ольга Лапшина, Виктор Маликов на протяжении полутора часов создали поле напряжения, в котором пребывали зрители и участники.

На фестивале была представлена пьеса английского драматурга Кэрил Черчилл «Количество» (премия Ивнинг Стандард за лучшую пьесу, 2002 г.) в переводе Татьяны Осколковой (режиссер Михаил Угаров, разыграли Угаров Михаил и Владимир Скворцов). Несмотря на то, что проблема клонирования человека сверхактуальна, драматурга интересуют совсем другие вопросы. На протяжении всей пьесы отец встречается со своими сыновьями, которые были когда-то клонированы, и разговаривает с ними. Их диалоги — свидетельство невозможности общения, неспособности героев сказать друг другу что-то, быть услышанными. Драматургическая техника, которой владеет автор, — то, что нужно, по выражению Михаила Угарова, красть молодому российскому драматургу. Не менее важную роль здесь играет и блестящий перевод Татьяны Осколковой, которая также является переводчиком пьесы Сары Кейн «4. 48. Психоз». Вообще, тема перевода возникала на фестивале не однажды. На читках грузинских пьес Басы Джаникашвили «Лифт» и Мананы Доиашвили «3+три» все особо отмечали переводы Майи Мамаладзе, которой удалось почти невероятное — сохранить мелодику грузинской речи при переводе на русский.

Еще одна переводная пьеса - литовская, Лауры-Синтии Черняускайте (Вильнюс) «Скользящая Люче». Читка, представленная Еленой Морозовой, исполняющей роль Люче, была одной из интереснейших на фестивале. Пьеса - женская, в чем-то перекликающаяся с пьесами Ольги Мухиной, но — более нордическая, отстраненная, загадочная, где переплелись поэтические образы и жесткий язык сегодняшнего дня. В пьесе перемежаются история главной героини и события из детства ее мужа. Взаимоотношения мужчины и женщины, необъяснимые движения души, детские воспоминания, не покидающие героев, — все это создает особый лирический мир, в котором существуют герои.

Наконец, нельзя не упомянуть тольяттинских драматургов: Вадима Леванова, Михаила и Вячеслава Дурненковых. Тольятти сегодня — это один из очагов современной драматургии. За несколько лет Вадим Леванов собрал вокруг себя талантливых людей, которые пишут, ставят свои же пьесы, издают альманах современной драматургии, проводят фестиваль и проч. Пьесы Вячеслава и Михаила Дурненковых «Культурный слой», сыгранная в Театре.doc., и «Три действия в четырех картинах» Вячеслава Дурненкова, прочитанная командой Александра Вартанова, стали событием фестиваля.

Не стоит думать, что если соотношение удачных пьес к неудачным 1 к 10 или 20, то это — провал. Это — процесс. Гораздо важнее энергия и драйв, который испытывают люди, занимающиеся современной пьесой.

Июль 2003 г.
Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru