Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 34

2003

Петербургский театральный журнал

 

"Отдам в хорошие руки"

На афише нынешнего осеннего фестиваля «Реальный театр» — пустой партер, в котором один-одинешенек спит-скучает автор-создатель этого фестиваля Олег Лоевский. На первом плане — обуглившиеся буквы «Реальный театр», вдали поднимаются зори неведомого нового…

Концепт ясен: Лоевский готовился проводить свой последний фестиваль. Но есть маленькая деталь: на него, спящего в зале (потому что в нынешнем в театре ему скучно), сверху падает некий божественный луч. «Ты смотри-ка!» — не поверила я. «Это инициатива дизайнера, я этого не заказывал», — парировал Лоевский. Но «ошибки в жизни совершить нельзя», как любит повторять тот же персонаж, и некий луч все же осветил нынешний «Реальный театр». И опять было счастье живого общения профессиональных «подельников», собравшихся посмотреть и обсудить то, что дает пищу театральному уму и человеческому сердцу. Как всегда, было и хорошее и плохое, потому что «Реальный театр» остается фестивалем рабочим, лабораторным, не призовым (о, счастье отсутствия жюри!). Здесь можно на обсуждениях перебивать друг друга, ругаться («Зачем привезли?») и прилюдно спорить не с кем-нибудь, а с самыми близкими друзьями. Дождались. Съехались.

Скажу сразу, этот «Реальный театр» был не последний. «Олег, я через два года ухожу на пенсию. Проведем последний фестиваль — и ты тоже можешь уходить. Хоть тебе и рано», — со свойственным ей юмором уже в первый день фестиваля объявила директор Екатеринбургского ТЮЗа Янина Ивановна Кадочникова, надев очередную шляпку. В ритуал фестиваля входят не только реальные билеты и реальные обеды, но и обязательные сапоги Лоевского, якобы помогающие достичь хорошей погоды (все ложь, нынче фестиваль проходил под дождем), в сочетании со шляпками Янины Ивановны. В этом году и сам Олег Семенович ежедневно менял головной убор, в зависимости от концепции дня и настроения. В последний день он ходил в черном костюме и таком же котелке, и было бы пошлостью задавать ему вопрос, отчего он, похожий на могильщика, ходит в черном…

О. Лоевский любит превратить жизнь в театр, а себя в персонажа, каждый раз он строит фестиваль как драматургию, используя то технику театра абсурда, то технику психологической драмы. Нынешний начался с деклараций — многочисленных интервью. Вот одно из них, напечатанное в № 1 «Реальной газеты».

Марина Дмитревская


«Отдам в хорошие руки»

(беседу ведет Наталья Киселева)

Директор фестиваля «Реальный театр» уже не первый год грозится, что очередной фестиваль для него — последний. Причину называет одну: устал. На афише седьмого (образ которой, как всегда, придумал сам Олег Лоевский) — его усталость во плоти.

Наталья Киселева. Вы лично отбираете спектакли в программу «Реального театра» и отсмотрели для его программы больше сотни спектаклей. На афише вас сморило от их количества?

Олег Лоевский. Никакой физической усталости нет абсолютно. Скорее усталость неопределенности. Сегодня мне трудно точно определить место «Реального театра» среди российских театральных фестивалей.Раньше смысл был ясен — надо, чтобы все видели, чтобы все были вместе. Было время какой-то всеоб-щей распахнутости. Сейчас этого пафоса консолидации все меньше. Пафос исчез, а консолидация стала более конструктивной. Но за этой прагматикой должно возникнуть нечто большее. Что именно? На этот вопрос я и не могу определенно ответить. Да, мы пытаемся собрать в программе фестиваля новые лучшие российские спектакли. Но есть ли смысл быть провинциальной «Золотой маской»?

Может быть, и должен быть кризис идей на седьмом фестивале. Если он себя исчерпал и не возникает новых поворотов, нужно либо закрываться, либо сужаться. Например, у меня была идея создать микрофест «Реал Tea».

Н. К. Что это значит?

О. Л. Раз микрофест, надо все сокращать, в том числе и название. Найти три хороших спектакля и любоваться ими не спеша. Вдумчиво их обсуждать. Может, еще раз посмотреть и еще поговорить о спектаклях. Такой медитативный фестиваль. Или привезти один спектакль. Есть же выставка одной картины, почему бы не быть фестивалю одного спектакля.

Есть фестивали представительские, тематические. Но мне ближе понятие профессиональный фестиваль, который бы дал возможность проследить какие-то тенденции в современном театре, открыть новые имена. Мне кажется, был бы интересен небольшой фестиваль «Режиссерский дебют». Появляются молодые режиссеры — им нужна поддержка, какое-то осмысление профессионалами того, что они делают.

Н. К. Не боитесь, что украдут идеи?

О. Л. Да пожалуйста. Мне ничего не жалко.

Я ощущаю театральное пространство как нечто общее. Если где-то происходит что-то интересное, у меня никогда нет зависти, а есть желание помочь, что-то посоветовать. Делиться никогда не жалко.

Н. К. В том числе и «Реальным театром»?

О. Л. Я бы с удовольствием отдал фестиваль в хорошие руки.

Н. К. Т. е. уйдя с поста директора и отдав бразды административного правления, вы бы занялись его творческой составляющей?

О. Л. Нет, отдал, как отрезал.

Н. К. Но вы же сами на прошлом фестивале заявили: «„Реальный театр“ — это я»?

О. Л. Собственно говоря, он мне принадлежит только в системе отбора, которая может быть другой и, возможно, интересней моей. Конечно, есть такой момент, что пока «Реальный театр» может быть только в этом городе, только в этом театре и только с этими людьми.

С одной стороны, я доволен сложившейся фестивальной программой. Но сейчас мне куда важнее, чтобы для театров, которые приедут к нам, участие в «Реальном теaтpe» окупилось чем-то важным, конструктивным и животворящим.

Сентябрь 2003 г.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru