Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 34

2003

Петербургский театральный журнал

 

О спектакле "Двойное непостоянство"

Галина Брандт

После просмотра новосибирского «Двойного непостоянства» Дмитрия Чернякова по пьесе П. Мариво понимаешь, что спектакли бывают «просто» удивительные, а бывают — «во всех отношениях».

Сюжет пьесы Мариво с забавной рокировкой двух влюбленных пар едва ли не архетипичен для европейской драматургии Нового времени, и мгновенно узнающее его ухо зрителя отдается игривому тексту Мариво легко и послушно. Однако через каналы зрения мы получаем совсем иную информацию. За покрывающим всю «четвертую стену» стеклом, как в огромной колбе, проходит какой-то едва ли не химический по неизбежности получения реакции эксперимент. В колбу сцены налит откровенно искусственный холодный свет, и герои Мариво здесь существуют одновременно и как живые люди, и как какие-то вещества, соединяемые друг с другом для получения нужного неизвестно кому результата. Да и сам текст Мариво, отчужденный радиоакустикой, постепенно все отчетливей начинает двоиться: легкие диалоги Мариво странно контрастируют с тяжестью самой звуковой ткани произносимых слов, вздохов, всхлипов, бормотаний, усиленных и одновременно охлажденных техникой.

Пьеса эпохи Просвещения, эпохи лозунгов про свободу, равенство, братство, провозглашающей в качестве высших ценностей не только разум человека, но и его чувства, оборачивается в спектакле основой для демонстрации технологии конструирования любви — чувства самого, как всегда считалось, «естественного», стихийного и «сердечного» (Ж. Ж. Руссо). Надо видеть, как в начале спектакля отчаянно бьется в стеклянный угол эта полудикая, нелепо-смешная, неряшливая Сильвия Ольги Цинк, разлученная со своим Арлекином Игоря Панькова. Надо видеть как, с каким счастливым визгом, целуя, покусывая и чуть не обнюхивая, бросаются они друг к другу после 2—3-дневной разлуки. Надо все это видеть, чтобы убедиться в «чистоте» эксперимента: в том, что природа их «непостоянства» не в изначальной легковесности любви. Силы конструирующих технологий несоизмеримы с силами человеческих чувств, и даже если это любовь такого накала, как у Сильвии и Арлекина в новосибирском спектакле, эксперимент сработает с химической непреложностью.
Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru