Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 36

2004

Петербургский театральный журнал

 

К читателям и коллегам

Марина Дмитревская

Весенний авитаминоз
и что с этим делать

То ли авитаминоз, то ли депрессивный ужас, охватывающий всякий раз, когда из других городов приходят известия о грядущем акционировании театральных зданий, при котором скоро на месте театров окажутся казино и офисы и российский репертуарный театр, брошенный в рынок, не защищенный никакими законами о спонсорстве, закончит свою жизнь (а процесс этот идет, мы подробно коснемся его в следующем номере), — но, так или иначе, энергию черпать неоткуда. И вопрос: зачем театральный журнал этой богатой стране, строящей километры элитного жилья, жаждущей комфорта и готовой снести Пулковскую обсерваторию под землю на коттеджи, — возникает вновь.

Может быть, потому, что нет идей? Всем со всеми (если честно) стало неинтересно. Собираются недавно еще близкие люди, а говорить не о чем. Каждый занят своим. Закончилось время диалога. Стабилизировавшаяся действительность расставила все по своим местам, «лиги» определены. Те, кто поимел успех и деньги, — их уже поимели, другие поняли, что места в «высшей лиге» распределены, и делают то, что делают.

Так или иначе, все живут вне диалога, озабоченные получением неких дивидендов. Основополагающее слово «проект» заменило «процесс». В следующем номере, если будут силы, мы поразмышляем на тему «Театр и жизнь», подумаем, что такое продюсерский спектакль, даже если его ставит режиссер (а уж если продюсер!), попробуем привлечь совсем молодых с их идеями на завтра.

«Ну а пока… Ну а пока… Ребята, где нам раздобыть хоть на затяжку табака?.» — как пели в давнем спектакле БДТ «Четвертый».

«Затяжку», конечно же, дают некоторые спектакли. Например, лучезарная «Турандот» Андрея Могучего или «Белая гвардия» Сергея Женовача (один спектакль дарит ощущение театрального восторга, другой возвращает к человеческим основам). Собственно, Женовач вместе с Булгаковым говорит о том, как жить, когда земля — дыбом, а Могучий следует завету Вахтангова «Не отражай эпоху»… и отражает ее, карнавализуя и уводя нас в мир чистой игры.

Опоры хранятся в основах профессии (и именно о них наши разговоры с Олегом Басилашвили, Валерием Галендеевым, Михаилом Мокровым: актер, педагог, сценограф…), в непрерывном труде, который организует талант.

Опоры — в актерах, выходящих на сцену. Мы посвятили несколько текстов женщинам-актрисам. Можно не комментировать. В одном из рабочих названий номера было написано: «Единое и неделимое театральное пространство». Собственно, так оно и есть. Номер об этом.


О пользе внутривенных вливаний

Панацея от отчаяния всегда известна: «Делай что должно — и будь что будет». Как известно, год назад СТД России лишил журнал финансирования за то, что мы вступились на защиту ветеранов из Дома ветеранов сцены.

Пока мы выживали и продолжали дело, ветераны по-прежнему занимали по ночам очередь к водогрею, чтобы трое из девяноста человек могли помыться.

Прошел ровно год, в течение которого я твердо знала: не мы сочиняем эти сюжеты, они спускаются нам свыше.

А дальше начинается пасхальная история. Ода «К радости»!

19 января, в Крещение, в редакции «ПТЖ» раздался телефонный звонок и незнакомый мне голос попросил встречи. Появившийся через час человек представился заместителем генерального директора ОАО «Мостотрест» (этот трест строит первый неразводной мост через Неву в нашем городе) и спросил, что хорошего, благотворительного можно совершить в Петербурге примерно на миллион рублей…

Скоро мы с Сергеем Дударевым, а это был он, оказались в ДВС. Нет, не все беды Дома были ведомы мне до того дня. Представьте, например, процедурную, где стоят стол, кушетка и канцелярский шкаф с пузырьками, и девяносто стариков не имеют возможности сделать даже капельницу. Представьте лазарет, где лежачие больные умирают на продавленных кроватях образца 1950 года, подпертых палками… Антихудожественная дикость ситуации усугубляется еще тем, что в коридорах стоят инкрустированные столы и антикварная мебель…

Дударев, олицетворявший «Мостотрест», посоветовавшись с врачами, принял решение — и вот, начавшись в Крещение, в Пасху (хорошая виньетка для благотворительного сюжета!) история завершилась открытием процедурной, где стоит новое оборудование, где можно делать не только капельницы, но и кардиограммы. В лазарете для лежачих установлены функциональные кровати, кресла, телевизоры и музыкальные центры. На тот самый миллион рублей.

В этом году Пасха совпала с 150-летием Марии Гавриловны Савиной. Совпадения всегда неслучайны: Савина совершила удивительное, Богу угодное дело.

Но радости в тот день у нас было не меньше, чем стыда.

На могиле Савиной не было никого из представителей театров, ни одного СМИ, юбилей никак не был отмечен ни Александринкой («новая жизнь традиции», объявленная программой театра, оказывается, не связана с артисткой, прослужившей на этой сцене более полувека), ни Санкт-Петербургским отделением СТД (даже накрыть стол старикам, проживающим в Доме ветеранов, средств не нашлось). К юбилею отнеслись так же равнодушно, как и к самому Дому, и, если бы не акция «Мостотреста», 150-летия великой благотворительницы никто бы не заметил и рюмка в ее честь не была бы налита (наливали ее мостовики). На могиле не было ни одного актера (кроме ветеранов и Н. Бурова, по должности Председателя Санкт-Петерубргского отделения СТД, призванного в этот день вручить благодарственные письма от А. А. Калягина С. Дудареву и… мне).

СТД блистательно отсутствовал на дне рождения своей основательницы, зато постарались сами старики. Дина Петровна Кальченко, движущая сила дома, очаровательный, жизнерадостный и честный человек, организовала целую программу — со стихами и поздравлениями.

Жизнь Дома ветеранов сцены, основанного Савиной, остается тревожной. Давно и упорно ходили слухи о том, что СТД продаст часть земли и ветераны лишатся парка и озера — последней своей отрады. При встрече с ветеранами Дома (это был один из первых ее визитов в должности губернатора) В. И. Матвиенко пообещала, что ни пяди земли, купленной когда-то Савиной у царя, не вернется обратно «царю» — государству, что все останется у СТД, что она всемерно будет помогать Дому. А между тем сделка между СТД и городом практически уже совершилась, существуют письма, не являющиеся тайной, и секретари СТД подтверждают, что такое решение принято: в ведение губернатора скоро отойдет 1,7 га территории на строительство элитного дома, а на вырученные деньги СТД якобы отремонтирует Дом. Он затем отойдет в ведение города, то есть станет обычным городским приютом, а не «домом отдыха», который создавала Савина. Уверяют, что это единственно возможная экономическая модель. Сомневаюсь. Земля на наших «островах» крайне дорога, выручки от ее продажи хватило бы на то, чтобы создать Фонд, который — при честных попечителях и умных экономистах — кормил бы Дом на протяжении многих лет, оставив его в ведении СТД. Это если делать по чести-совести, а не «подписано — так с плеч долой». Ветераны отказываются верить в то, что у них отберут территорию, написали Путину (письмо подписали ведущие деятели нашего театра).

Нависла и другая опасность. На сегодня Дом живет в долг (СТД не перечисляет положенных по смете денег), и не исключено, что завтра за долги продадут антикварную мебель, которая с савинских времен стоит в коридорах, создавая неповторимую ауру (об этом в ДВС уже объявлено). SOS! Театральное сообщество! Будьте бдительны!

Нам же остается пока верить в пользу внутривенных вливаний и благодарить ОАО «Мостотрест», сделавший пасхальный подарок Союзу театральных деятелей к 150-летию великой актрисы.

А сейчас, накануне 9 мая, когда номер уходит в типографию, «Мостотрест» устраивает ветеранам фуршет в честь Дня Победы.

Май 2004 г.
Марина Дмитревская

Кандидат искусствоведения, доцент СПГАТИ, театральный критик. Печаталась в журналах «Театр», «Московский наблюдатель», «Театральная жизнь», «Петербургский театральный журнал», «Аврора», «Кукарт», «Современная драматургия», «Фаэтон», «Таллинн», в газетах «Культура», «Экран и сцена», «Правда», «Известия», «Русская мысль», «Литературная газета», «Час пик», «Невское время», научных сборниках, зарубежных изданиях. С 1992 года — главный редактор «Петербургского театрального журнала». Живет в Петербурге.

| Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru