Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 38

2004

Петербургский театральный журнал

 

К читателям и коллегам

Марина Дмитревская

О чем нам говорить с вами, читатели и коллеги, живущие в стране, занявшей третье место в мире по золотовалютному запасу и одновременно — 105-е место по уровню жизни, нашей с вами жизни? Которая — одна, а находится — на сто пятом. Дальше только Танзания…

Написав теплое слово «Танзания», вспомнила: в этом году в Петербург рано пришел холод. Включили отопление — но везде кроме кооперативных домов, ибо какая-то организация типа «Балттепло…» издала постановление: каждому кооперативному дому выделить из своих рядов технически грамотного жильца, чтобы он за перечисленные этому «Балт…» 2. 500 руб. прошел «курс молодого бойца» и впоследствии сам включал-выключал вентиль, контролируя отопление в доме… То есть город-государство решили снять с людей деньги, а с себя — ответственность. Кто-то заплатил — и дом получил тепло безо всякого «молодого бойца», по договоренности с тепловластью, кто-то сопротивлялся, справедливо считая предписание противозаконной формой взятки, тысячи домов вымерзали, люди болели, я боялась только одного: что малограмотные горожане сейчас повключают эти вентили… Наконец объявили — дать тепло повсеместно, но при этом переводя несчастные кооперативы на обслуживание частных компаний, которых, к слову, еще нет, не созданы таковые.

Эта история напоминает мне главный сюжет номера и театральной жизни в целом. Театральная «реформа». У театров тоже «отключают тепло», не обеспечив грамотных законов, которые это «тепло» помогли бы сохранять. И 1 января 2006 года все могут проснуться в холодных домах. Еще это напоминает пенсионную реформу: отнять три копейки не у кого-то, а у малоимущих. Потому что российские театры (Москва не в счет) — малоимущие.

Мы начали заниматься этой проблемой давно, с мая. Тогда было сделано интервью с Марком Литваком, по ошибке, усталости etc. не напечатанное в прошлом номере. А жаль, разговор был бы начат раньше. В октябре на совещании в Сочи о реформе говорили директора музыкальных театров. В ноябре в Екатеринбурге был собран театральный Форум, и там тоже — про «реформу». Сейчас, в конце ноября, уже «в столицах шум, гремят витии, кипит словесная война», СТД собирает пресс-конференции. «Во глубине России» — никакой «вековой тишины», но там происходят крайне разнообразные процессы. Театры Тюменской области уже существуют в форме АНО (что пока противоречит законодательству, но не противоречит распоряжению губернатора), а во многих городах местная власть, субсидирующая театры, все жестче цензурует «музыку», за которую платит: «Вампилов? Нет, на открытие здания после ремонта Вампилов нам не годится…»

«У бездны на краю» театры бескрайней страны замирают в ужасе, получая не нормативные документы, а сведения по телевизору. Градус напряжения высок, настроение, которое я наблюдала в разговорах с десятками моих коллег, отчаянное.

Естественно, что, потеснив другие материалы, мы отдаем много страниц обсуждению театральной «реформы», описывая месяц за месяцем «хронику пикирующего бомбардировщика».

Вот абсурдистский парадокс-рифма: наше развалившееся ВТО перед лицом вступления России в ВТО (Всемирное Торговое Общество) начало возрождаться, сплачиваться. Об этом — голоса москвичей с московских пресс-конференций.

А далее — фестивали «Новая драма», «Балтийский дом», опыты отечественного и зарубежного театра. От doc. драмы у нас — до doc. спектакля Арианы Мнушкиной, много десятилетий отдавшей политическому, социальному театру. Осень всегда погру?жает нас европейский контекст…

Расширяется он и в сторону других стран. В октябре мы участвовали в Форуме Творческой Интеллигенции Соотечественников, который проходил в Петербурге. Съехались русские театры бывшего СССР, связь с которыми теперь восстанавливает, в рамках конкретной программы, СТД РФ. Мы же — так, без программы…

Именно «у бездны на краю», не зная отчетливо, чем обернется сложившаяся ситуация для театральной печати и нашего журнала в следующем году (опять не зная), мы завели рубрику «Представление», посвященную «последним героям» нашего театра — молодым режиссерам.

И вот еще! 2004 год и двенадцать лет существования журнала завершаются лично для меня чудной новостью. Оказывается, на Моховой, буквально напротив дома, где работает наша редакция, жил А. Р. Кугель. То есть «наши окна друг на друга смотрят вечером и днем». Хоть это утешает.

Декабрь 2004 г.
Марина Дмитревская

Кандидат искусствоведения, доцент СПГАТИ, театральный критик. Печаталась в журналах «Театр», «Московский наблюдатель», «Театральная жизнь», «Петербургский театральный журнал», «Аврора», «Кукарт», «Современная драматургия», «Фаэтон», «Таллинн», в газетах «Культура», «Экран и сцена», «Правда», «Известия», «Русская мысль», «Литературная газета», «Час пик», «Невское время», научных сборниках, зарубежных изданиях. С 1992 года — главный редактор «Петербургского театрального журнала». Живет в Петербурге.

| Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru