Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 40

2005

Петербургский театральный журнал

 

Смотри на Арлекина

Евгения Тропп

Второй Всероссийский фестиваль
театрального искусства для детей «Арлекин»
(15 — 22 апреля 2005 года)

В театре считают, что не первый блин — комом, а второй: на второй спектакль стараются не приглашать злых критиков и любимых девушек, чтобы не упасть в грязь лицом. Не знаю, распространяется ли это поверье на фестивали, но, действительно, провести второй фестиваль — уж точно не легче, чем первый. Первый — пробный, попытка — не пытка. А для второго уже требуются достижения. Трудности второго фестиваля осознавали и преодолевали прошедшей весной организаторы «Арлекина».

Многие идеи, возникшие на круглых столах год назад, воплотились в жизнь. Было, например, удовлетворено требование сделать «прозрачным» формирование афиши, кандидатуры экспертов были предложены самими членами жюри. Впрочем, как выяснилось, от ошибок и недоразумений все равно полностью застраховаться невозможно. Несмотря на повышенное внимание к составлению достойной афиши, в программу попал спектакль, которому уже множество лет (а фестиваль принимал постановки лишь последних двух сезонов). При этом новый спектакль Экспериментальной сцены п/р А. Праудина «До свиданья, Золушка!» оказался в числе внеконкурсных только потому, что письмо с предложением участвовать в «Арлекине» затерялось ?(полгода шло из Петербурга в Пе?тербург) и не все эксперты успели «Золушку» посмотреть…

Осуществилась идея о нескольких жюри. Кроме главного жюри Национальной премии, на втором «Арлекине» работало еще четыре — жюри критиков, практиков, педагогов-психологов и детское жюри. Каждое из них имело по четыре свободных номинации (формулировки можно было сочинять любые, напрягая фантазию и подключая чувство юмора). В результате непреодолимого разнобоя в решениях жюри не было, нашлись и спектакли-фавориты. Но о формальных итогах — позднее.

Итог не формальный, а сущностный неутешителен: театр для детей находится в глубочайшем кризисе, в растерянности, в болоте. Несмотря на усилия экспертов, программа фестиваля не радовала хорошими спектаклями. Прямо скажем: не только не радовала, но повергала в уныние… Единственным достоинством многих спектаклей была их краткость. А везли-то их зачастую через полстраны!

Из Архангельска привезли «скоморошье» представление «Не любо — не слушай!» в постановке В. Панова (Областной молодежный театр). Слушать и смотреть разудалое, безвкусное, бессмысленное зрелище было не любо… Из далекого Кемерово прибыл спектакль-концерт по произведениям дет?ских поэтов «Жилдабыл» (режиссер Н. Шимкевич). Четверо актеров Областного театра кукол им. Гайдара напряженно-звонкими голосами читали стихи и пели под гитару, неумело имитируя детскую неуклюжесть. Дети оценили усилия взрослых: этот спектакль отметило только детское жюри. Чувашский экспериментальный театр драмы из Новочебоксарска показал клоунаду «Бабочка» (автор, режиссер и художник В. Проворов) — трогательную, местами остроумную пантомимическую игру. Эта постановка показалась симпатичной и искренней, но не слишком оригинальной. Создатели спектакля «Правда, мы будем всегда…» по чудесным, мудрым, грустным сказкам С. Козлова попытались найти непривычную интонацию в разговоре с маленьким ?зрителем, уйти от надоевшего неестественного задора. Но молодые актеры театра «Дилижанс» (г. Тольятти) совсем растерялись на слишком просторной для них сцене «Зазеркалья», спектакль шел плохо, вяло, монотонно, смысл происходящего терялся в длинных паузах. Жаль: и сказочный материал хорош, и некоторые решения режиссера Т. Вдовиченко были содержательны, но не прозвучали. Неудачно, на мой взгляд, прошел и «Человечек из часов» (Санкт-Петербургская Детская филармония, режиссер В. Михельсон). Актриса М. Бычкова «боролась» за внимание зала, чувствовалось, что тонкая нить, которая связывала всю непростую композицию по стихам Саши Черного, все время путается и рвется. (Но эта работа привлекла внимание двух независимых жюри — практиков и психологов.)

Из петербургских театров в конкурсной программе «Арлекина» участвовал еще театр Комедии им. Акимова. «Кошка, которая гуляла сама по себе» В. Туманова очаровала три жюри из четырех… Только жюри критиков по ее поводу выразительно промолчало.

«Любовь к одному апельсину» хоть и была выпущена в Вологодском тюзе к новогодним каникулам, на елочное представление не походила. Единственный штрих, прямо указывающий на момент рождения премьеры, — апельсиновое дерево в виде громадной искусственной «елки» с красно-оранжевыми шарами (в апреле это новогоднее экзотическое растение художника С. Зограбяна смотрелось очень остроумно и смешно). Полнометражный спектакль, осмысленный, художественно оснащенный, при этом живой и упругий по ритму, — для детского театра это редкая победа. Жюри критиков расщедрилось на две премии: спектаклю как таковому («За верность Арлекину, веселую зрелищность и стихию игры») и Эдуарду Аблавацкому, исполнителю роли короля Сильвио («За способность быть печальной маской, сердечным характером, остроумным актером»). Скажу по секрету: критики хотели еще и Тарталью наградить, но постеснялись дать так много премий одному спектаклю. А вот жюри практиков стесняться не стало и премировало «яркое и азартное представление в стиле dell'arte» (замечу в скобках, что двое из пяти членов практического жюри сами участвовали в создании «Апельсина» — режиссер Борис Гранатов и художник по костюмам Ольга Резниченко). Действительно: хорошего дела зачем стесняться?.

Столица была представлена тремя театрами. Детский Музыкальный театр им. Н. Сац привез оперу М. Равеля «Дитя и волшебство», пышно оформленную и богато костюмированную (художники А. Нежный и А. Нежная). Режиссуре В. Меркулова явно не хватало решительности и последовательности, умения внятно рассказать историю. Педагогическое жюри наградило постановку за приобщение юных зрителей к шедеврам мировой музыкальной культуры. Московский Новый драматический театр показал версию «Стойкого оловянного солдатика» (постановка В. Богатырева). Дети и критики были благосклонны к «Солдатику»: детское жюри единодушно премировало спектакль в целом, а театроведческое жюри отметило «инфернальное обаяние» актера Дмитрия Шиляева, который сыграл Тролля. Этот персонаж со зловещим хохотом время от времени выбирался из сундука, строил козни и творил всякие не очень сказочные пакости, оживляя скучноватую компанию положительных персонажей.

Самые невероятные ощущения подарил зрителям фестиваля театр «Тень», который показал два моноспектакля Алексея Шашилова в режиссуре Майи Краснопольской — «Снежная королева» (художник Р. Гиматдинова) и «Истории про эльфов» (художник С. Столяров). Оба спектакля решены в одном художественном законе — это рассказ в картинках, оба предполагают участие зрителей. Сказку Андерсена помогали разыгрывать несколько десятков человек, а «Эльфов» — не больше четырех (это крошечное чудо показывалось в маленькой комнатке и не было включено в основной конкурс «Арлекина»). Путешествие Герды в поисках Кая развивается на рисунках — актер открывает большие папки, которые лежат на выстроенных в ряд стульях, постепенно достает лист за листом, как будто меняет декорации на миниатюрной сцене. Зрители по просьбе рассказчика завывают и каркают, озвучивая ненастную ночь, или кричат дурными голосами, изображая разбойников (актер записывает все это на диктофон и потом фонограмма работает в очередной сцене). Бумажный снег один из зрителей сыплет на голову бумажной же кукле, а другой в это время машет картонкой, чтобы взвихрить снежные хлопья и сотворить метель… Изготовлением снега увлеченно занималась публика в ожидании начала спектакля, хотя, по сути, в это время спектакль уже шел. Так же незаметно он и завершился: ни поклона, ни аплодисментов — А. Шашилов просто пригласил детей пойти с ним вместе что-то мастерить из цветной бумаги.

Про таинственную неведомую жизнь эльфов Шашилов рассказывает в темноте, при свете нескольких дрожащих свечек. Эльфы — совсем маленькие существа, их даже на бумаге не нарисуешь, поэтому рассказ ведется с помощью спичечных коробков. Каждый коробок подносят к твоим глазам на одно мгновение, а там — то белоснежный единорог скачет, то невиданной красоты замок высится, то дорога вьется между скал, то войско белых эльфов с войском черных сражается… Долго рассматривать нельзя — хрупкое чудо легко спугнуть. На распутье нужно выбрать, по какой дороге двинуться дальше. Кто-то из зрителей вытягивает одну из спичек — так, жребием, определяется дальнейший сюжет, один из многих, сегодняшний… Вообще-то, рассказать о спектаклях «Тени» невозможно, по?скольку даже самый сдержанный и серьезный человек не может не превратиться в удивленного, полностью погруженного в процесс, ничего не соображающего от счастья ребенка. Поражает невероятная концентрация фантазии, юмора, красоты, таланта! И хочется бежать домой, чтобы вместе с собственными детьми сделать что-нибудь подобное, устроить домашний театр, переиграть все любимые сказки… И вспоминается, как когда-то в детстве сама разыгрывала «Снежную королеву», листая пьесу Шварца и передвигая кукол по шахматной доске…

«Тень» — уникальный театр, свободный, непредсказуемый, постоянно ищущий новые формы, что подтвердили не только спектакли, которые мы увидели «живьем», но и те, что М. Краснопольская показала в рамках семинара-видеопоказа «Детские театральные проекты театра ?Тень„“. Большим театральным коллективам, конечно, стоит оценить и учесть опыт этих проектов, наверное, стоит какие-то поиски попробовать развить. Но вряд ли именно такое направление может стать генеральной перспективой для детских театров. Это прекрасная и верная дорога, но — боковая, не главная. Так, я думаю, рассудило главное Жюри, которое должно было присудить кому-то из участников Национальную премию в области искусства для детей.

Престиж премии нельзя было ронять. На первом „Арлекине“ премию „За великое служение театру для детей“ посмертно присудили З. Я. Корогодскому. Жюри второго фестиваля сохранило эту номинацию и наградило почетной премией Н. И. Сац. Но еще предстояло выбрать, кому из здравствующих и действующих режиссеров вручить Национальную премию и грант на создание новой постановки для детей…

Надо сказать, что по ходу фестиваля все участники смотрели на „Националов“ со все возрастающим сочувствием, потому что от их решения зависело слишком многое. Если бы Жюри, скажем, отменило вручение премии за неимением достойных кандидатов, сама необходимость проведения фестиваля в будущем могла оказаться под вопросом. Лауреат, которому премия досталась „на безрыбье“, тоже большого почета не принес бы… В итоге Жюри пришло к верному и мудрому решению. М. Бартенев (председатель), В. Акулов, С. Баневич, Н. Буров, О. Глазунова, Н. Долгушин, Э. Успенский единогласно постановили внести изменение в регламент фестиваля и присудить Национальную премию в области театрального искусства для детей „Арлекин“ за лучший спектакль 2002—2004 гг. внеконкурсному спектаклю „До свидания, Золушка!“.

Режиссер Анатолий Праудин долгие годы трудится в театре для детей, у него есть собственная программа, которую он последовательно реализует, несмотря на организационные, финансовые и любые другие трудности, поэтому присуждение ему этой награды совершенно закономерно и справедливо. О его „Золушке“ журнал уже писал, художественные достоинства этого умного, грустного, сложносочиненного спектакля очевидны. Я отмечу лишь одну особенность праудинской работы: его с удовольствием смотрит тот самый „смешанный зал“, о котором всегда говорил Корогодский, о котором мечтает любой деятель детского театра. Мамы с малышами, пожилые пары, компании школьников, театральные критики, студенты — вся эта разномастная публика готова три часа провести в зале, никто (честное слово!) не уходит в антракте. Есть даже фанаты, знающие все наизусть и обсуждающие моменты актерских импровизаций и отсебятин. А одна девочка по окончании спектакля громко спросила у мамы: „Почему называется ?До свидания, Золушка!“, ведь это просто самая настоящая ?Золушка»!" Серьезный комплимент!

Нашлись, конечно, сразу в нашей театральной братии люди, которые попытались увидеть в решении Жюри тайные интриги и подводные течения. Однако все здесь так прозрачно, как редко бывает: есть очень хороший спектакль, он достоин премии, какие же могут быть интриги!.

Напоследок (специально для тех, кто ищет во всем второе дно) скажу о том, что организаторы — Детский музыкальный театр «Зазеркалье» и режиссер Александр Петров — оказались настолько скромны, что собственные спектакли, даже поставленную Петровым в Мариинке «Сказку о царе Салтане», не выставили на конкурс, чтобы никто не смог обвинить их в том, что фестиваль и премию они затеяли для собственной славы. А ведь хозяева фестиваля — и вправду вне конкурса! Они единственные, главные, лучшие. Им — поклон и благодарность.

Май 2005 г.
Евгения Тропп

театральный критик, преподаватель СПГАТИ, редактор ?Петербургского театрального журнала?. Печаталась в журналах ?Театр?, ?Театральная жизнь?, ?Искусство Ленинграда?, ?Московский наблюдатель?, ?Петербургский театральный журнал?, петербургских и центральных газетах. Живет в Петербурге.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru