Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 42

2005

Петербургский театральный журнал

 

Евгений Гриневецкий о спектакле М. Бычкова ?Театр Химер?

Кустурица для бедных

В могучем фильме Эмира Кустурицы «Андеграунд» рассказана грандиозная сюрреалистическая история людей, много десятилетий просуществовавших под землей с полным убеждением, что до сих пор идет война. Они плодились, производили оружие, а главное — хранили идеологию той страны, которой давно уже не было…

«Театр Химер» испанца Хосе Санчеса Синис?терры, довольно несвежая пьеса начала 1990-х, как будто тоже про это. Когда-то был убит художественный руководитель политического театра, авангардист, коммунист и новатор Нестор (фотография актера Александра Орловского в роли Мейерхольда из предыдущей премьеры театра «Любовь и смерть Зинаиды Райх» украшает сцену). Театр давно закрыт, время изменилось, а две пожухлые дамы, натуральные химеры актриса Наталия (Татьяна Ткач) и бывший директор театра Присцила (Елена Немзер) до сих пор живут в запущенном здании, сохраняют его, а также память о возлюбленном (Наталия была его любовницей, а Присцила женой). С трагикомическим пафосом они вспоминают легендарное прошлое и ищут пьесу, которую ставил в последние дни Нестор. Театр Химер хотят снести, и в финале (когда, кстати, пьеса Нестора найдена) сносят, а две фурии выглядывают из-за обломков в мир, где щебечут птицы и резвятся дети…

Пафос спектакля абсолютно неясен.

Это что, горестная ностальгия по идейному театру, на месте которого строятся супермаркеты? Актуально в свете грядущей театральной реформы, только есть подробность: нелепые героини спектакля и отрывки из революционных пьес, которые исполняет Наталия, поданы с иронией и вызывают (даже романтический монолог Лауренсии) именно ее. Защищать такой театр не хочется, а однозначно решенная тема социального «подполья» звучит после виртуозного, раздражающего, перенасыщенного «Андеграунда» просто убого.

Может быть, Бычков иронизирует над театром советского прошлого? Но буквально в дни премьеры из Воронежа пришли известия, что у самого Бычкова отняли здание его Камерного театра… Будто накликал. Так что ирония тут тоже неуместна.

И похороны идеологии, и гимн театру, и воспоминания о любви — все смешано, смыслы плывут, актрисы играют «наглядно, грубо, зримо», не составляя партнерского дуэта, солируя наперегонки. Т. Ткач нажимает на педали присущего ей сценического обаяния, Е. Немзер показывает, эксцентрически демонстрирует… Обе остаются в пределах характерности, не давая лирическому, человеческому пробить броню сценического притворства. Вот уж действительно про них — «броня крепка, и танки наши быстры»… Впрочем, таким, видимо, был и театр Нестора, так что все сходится. Театральная замкнутость, Театр Химер, андеграунд, кующий снаряды для мира, где щебечут птицы.
Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru