Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 44

2006

Петербургский театральный журнал

 

Шанхайский дневник

Зиновий Клевицкий

К истории русского зарубежья

Передо мной на столе папка с хрупкими, пожелтевшими страницами, подаренная моему сыну вдовой Эммануила Штейна — коллекционера, исследователя поэзии русского зарубежья. Заголовок на папке гласит «ЖУРНАЛ ТЕАТРАЛЬНОЙ ЖИЗНИ Г. ШАНХАЯ. ?ТЕАТР МОЛОДЫХ СИЛ». С 6-ГО АВГУСТА 1936 ГОДА ДО 1-ГО ДЕКАБРЯ 1937 ГОДА«. Этот своего рода дневник, составленный из газетных вырезок, дополненных комментариями и записями неизвестного автора, — след шанхайской эмиграции, исторические факты жизни одной из наиболее обделенных воспоминаниями части русского зарубежья.

Акцент в достаточно подробном календарном описании событий театральной жизни русского Шанхая сделан на истории создания молодежного театра (»Театра Молодых Сил«) и на тех, благодаря кому стало возможным существование подобных театральных групп. Дело, которому служили эти люди, — действенное приобщение молодых к русской культуре в условиях полной оторванности от родины — помогало сохранению на двадцатитысячном островке русской колонии многомиллионного Шанхая национальных корней эмиграции — ее языка, ее культуры. В это время, через двадцать лет после пережитой трагедии, становится активным второе поколение изгнанных с родины людей. Размах культурной деятельности русских эмигрантов поражает.

Профессиональный „Русский Театр“ — очевидно, форпост русской культуры в тогдашнем Шанхае — в 1936 году открывает свой шестой сезон. „…Уже само по себе является событием то, что при наших шанхайских условиях, в тяжелой обстановке отсутствия всякой поддержки — и материальной, и даже в значительной степени моральной, — пишет газета ?Слово“ 12 октября, — ?Русский Театр» существует полные пять лет, в то время как ни одна другая нация своего театра в Шанхае не имеет… ?Русский Театр" есть насадитель Русской культуры в многоликом, многонациональном городе. За рубежом«.

Очевидцем — автором „Дневника“ — детально описаны 35 постановок „Русского Театра“, 5 — „Театра Молодых Сил“, 6 постановок, осуществленных Русским Общественным Собранием (РОС), 22 постановки „Сокольского театра“ и 2 — учащихся Муниципального Колледжа. Я не убежден, что любой „нестоличный“ город тогдашней России по интенсивности театральной деятельности — семьдесят театральных премьер — мог сравниться с русским „театральным бумом“ Шанхая. Дневник исключает всякую мысль о каких-то преувеличениях. Приведены составленные автором списки исполнителей каждой постановки, вклеены 96 вырезок публикаций газет „Шанхайская Заря“, „Слово“, „Новый Путь“, „Эмигрантская мысль“, „Вечерняя Заря“, отражающих события театральной жизни русского Шанхая, в связи с чем упомянуты Национальный Комитет Русских Объединенных Организаций, Русское Общественное Собрание, Гимнастическое и культурно-просветительное общество „Русский Сокол“, Офицерское Собрание, русские школы, реальное училище, гимназия Лиги Русских Женщин, Коммерческое училище, Французский Муниципальный колледж.

В доступных мне источниках, в том числе и в публикациях Русского Клуба в Шанхае (РКШ), я не нашел сходных материалов такой подробности. Лишь в аннотированном изложении капитального труда Ван Чжичэна „История русской эмиграции в Шанхае“ (подготовленном Л. Гудошниковым и П. Трощинским) указывается, что в 7-й его главе „довольно подробно говорится о русских театральных и музыкальных коллективах Шанхая, а также самодеятельных коллективах Русского Общественного Собрания и Шанхайского еврейского клуба… Наибольшее внимание уделено ?Русскому театру“ в Шанхае…„. Полный текст этого источника к настоящему времени издан только на китайском языке.

Бережно открываешь дневник и вместе с его автором, порой остро критичным, иногда восторженным и всегда неравнодушным, погружаешься в театральный мир русского Шанхая 30-х годов прошлого века.

Начало сезона 1936 года. Позади пять спектаклей классического репертуара, и 31 октября, в ночь после шестого (“Барышня с фиалками» Т. Щепкиной-Куперник), автор «Дневника» отмечает в рукописном наброске рецензии: «В этом сезоне наблюдается странное и небывалое явление: ?Русский Театр» почти пуст в самом начале сезона. Чем объясняется такое отношение капризной нашей публики, нам непонятно, да, вероятно, так непонятным и останется, ибо, к полному нашему удовлетворению, со вчерашнего дня это печальное явление можно считать прекратившимся. Лед между актерами и публикой сломан, и вчерашний успех постановки напомнил нам былые блестящие спектакли ?Русского Театра«, и мы ждем нарастания этого блеска». И далее — о З. А. Прибытковой, актрисе, режиссере и создательнице театра: «Первое слово благодарности зрителя, бесспорно, принадлежит З. А. Прибытковой, свет через рампу от актрисы Лесновской (персонаж, сыгранный Прибытковой. — З. К.) вышел далеко за пределы зала провинциального города в России и дошел до мутных берегов Вампу (река в Шанхае. — З. К.); в сердцах зрителей его хватит по крайней мере на дорогу от театра до дома… И еще: беритесь почаще за гитару, Зоя Аркадьевна, очень хорошо это у вас выходит!» За рецензией, однако, следует примечание о реакции русских газет в Шанхае: «Ни ?Новый Путь» ни ?Шанхайская Заря" не поместили ни одного слова«.

Ситуация начинает проясняться с появлением 5 ноября в газете „Эмигрантская мысль“ письма в редакцию за подписью „Петербуржец“. Начало письма — доброжелательный анализ причин недостаточной посещаемости спектаклей, содержащий критику классического репертуара и согласие с тем, что нет современных пьес, достойных постановки. А потом автор переходит к тому, ради чего, собственно, письмо и было написано: „Но нельзя ставить таких пьес, как ?На дне“ Горького, о каковом намерении режиссуры ходят слухи по городу. Уже не говоря о том, что художественное значение этой пьесы равно нулю, но самое имя автора, по вполне понятным причинам, настолько одиозно в эмиграции, что вряд ли можно рассчитывать на успех ея».

Уже 14 ноября в газете «Шанхайская Заря» появляется публикация, озаглавленная «?Русский театр» отказался от постановки пьесы ?На дне«„. „…Вчера председатель Национального Комитета (Н. Ю. Фомин. — З. К.) получил ряд сведений о том, что в русской колонии происходит нарастание чувства протеста против последних действий руководителей ?Русского Театра“, выразившихся в анонсировании постановки пьесы Максима Горького и помещении анонсов в просоветской антиэмигрантской газете ?Чайна Дэйли Геральд„… Вчера же в 5:30 вечера к Н. Ю. Фомину прибыли на квартиру представители ?Русского Театра“ З. А. Прибыткова, В. И. Томский и В. В. Лоренц. В беседе с Председателем Национального Комитета дирекцией ?Русского Театра„ было заявлено, что постановка пьесы Горького и анонсы в большевистской газете явились действиями, продиктованными исключительно коммерческими соображениями. Поэтому дирекция ?Русского Театра“ заверила Председателя Национального Комитета, что никаких изменений ни в идеологическом направлении театра, ни в его политической физиономии не предвидится. Чтобы подтвердить это заявление, дирекция ?Русского Театра“ пошла навстречу желанию Председателя Национального Комитета и заявила, что спектакль ?На дне» ею снимается и реклама в советском издании будет прекращена«. З. А. Прибыткова направила письмо в редакцию газеты „Слово“: „…Я решила ?На дне“ М. Горького с репертуара снять, о чем довожу до сведения русской колонии… Конечно, грязные намеки в политической неблагонадежности и чуть ли не в коммунизме — я оставляю на совести авторов статей, появившихся в некоторых газетах… Пьеса ?На дне» мною рассматривалась как чисто литературное произведение без всякого заглядывания в послужной и партийный список автора«.

Под заголовком „?На дне“ не пошло! Провокация ?друзей» не удалась!" вышла статья в газете «Эмигрантская мысль»: «…Для руководителей театра с очевидностью выяснилось, что русская эмиграция не желает видеть на сцене русского театра пьесу коммуниста Горького… Эмиграция в Шанхае в театральном вопросе показала, что бывают случаи, когда она может быть единодушной, и что тогда она становится подлинной моральной силой, значение которой признается всеми».

И заключительный аккорд — письмо В. В. Лоренца в редакцию газеты «Слово» о травле «Русского Театра» газетой «Шанхайская Заря». Заявляя о несправедливом рецензировании, Лоренц утверждает, что оно настолько предвзято, «что очень многие из посетителей театра высказывали не только руководителям театра, но и актерам свое возмущение поведением рецензента… Ответ ?Русского Театра» на весь этот поход против него был неожидан для ?Зари" — ?Русский Театр" снял рекламу в газете, в вежливой форме попросил редакцию вернуть рецензентские билеты и перенес печатание афиш в другую типографию«.

„На письмо Лоренца, — комментирует автор ?Дневника“, — ответа ?Шанхайской Зари» не последовало, но на следующий день после него (17 ноября) ?Заря" поместила обычную сладенькую заметку о готовящейся постановке ?Осенних скрипок" (по пьесе И. Сургучева. — З. К.), имеются подозрения, что Арнольдов (главный редактор ?Шанхайской Зари«. — З. К.) лично посетил Прибыткову и предложил ей мир. Театр дал объявление в ?Зарю», и инцидент был тем исчерпан. Арнольдов сказал: ?Я поставил им ультиматум«. (!!!) А по-моему, ?Заря» здорово засыпалась с этим делом и засыпала на нем ?Слово«„.

Активный, неравнодушный к событиям театральной жизни русского Шанхая автор периодически возвращается к основной теме „Дневника“ — созданию и первым спектаклям „Театра Молодых Сил“. Рассказывая об акции Русского Национального Комитета — приобретение части билетов на спектакль „Русского Театра“ („Царь Федор Иоаннович“) и рассылка их в школы для малоимущих учащихся — он не забывает упомянуть об участии в этом спектакле молодых любителей. Все их имена в рукописном списке исполнителей помечены крестиками.

Вновь и вновь возвращаясь к созданию молодежного театра, „Дневник“ описывает подвижнические усилия Клавдии Васильевны Шендриковой, Сергея Андреевича Томского и, прежде всего, Евгения Александровича Федорова. Краткие биографические сведения о Федорове и о Шендриковой содержатся в альбоме „Русские в Шанхае“ В. Д. Жиганова и в Библиографическом словаре А. А. Хисамутдинова, о чем любезно сообщила мне из Шанхая нынешний член правления шанхайского Русского Клуба Лариса Петровна Черникова.

Евгений Александрович Федоров родился в 1873 году в Санкт-Петербурге. В 1909 году окончил китайско-маньчжурское отделение Восточного института. К его профессиональным интересам относилось изучение китайского искусства. В Шанхае Евгений Александрович жил с 1917 года, как драматический артист и художник-декоратор выступал в 1920 году в труппе М. А. Смоленского. В период, отраженный в „Дневнике“, он обучал молодежь в Коммерческом училище началам драматического искусства.

Собственно историю создания „Театра Молодых Сил“ „Дневник“ начинает с упоминания постановки „Русским Театром“ пьесы А. Н. Островского „Правда — хорошо, а счастье лучше“ со следующим комментарием автора: „Пьеса шла в Коммерческом училище 17 апреля 1936 г. Непосредственным результатом этой постановки явилось основание ?Театра Молодых Сил““.

Описывая дебют нового театра (с этого начинаются записи в „Дневнике“), автор сообщает о спектакле в Офицерском Собрании, включавшем в себя миниатюры В. Трахтенберга и Вл. Азова. Спектакль был осуществлен силами театрального кружка, состоящего из абитуриентов и учащихся старших классов Коммерческого училища „под режиссерством популярного руководителя всех театральных начинаний молодежи Е. А. Федорова…“ („Шанхайская Заря“, 8 августа 1936 г.). Спектакль ставился с целью создать хотя бы небольшой материальный фонд для продолжения деятельности „Театра Молодых Сил“. Этот дебют был также своего рода актерской пробой для новой части труппы, пришедшей из Коммерческого училища. Проба, очевидно, оказалась удачной — в дальнейшем фамилии всех участников дебюта присутствуют в афишах спектаклей театра.

„Театр Молодых Сил“ существовал в чрезвычайно сложных условиях. Не было своей театральной сцены, не было средств для оформления спектаклей. Однако режиссер, поддерживая веру и энтузиазм молодых актеров-любителей, уже в начале сентября планирует постановку драмы „Гроза“ в память 50-летия со дня смерти А. Н. Островского. В „Дневнике“ оказался бережно сохраненный автограф Е. А. Федорова — предварительный состав исполнителей. На обратной стороне листа — комментарии автора: „Сей документ был подписан в пятницу 4-го сентября около 3 часов дня. В понедельник 7-го сентября около 7 ч. вечера он был утвержден на общем собрании ?Театра Молодых Сил“. В воскресенье 13-го сентября в 6 ч. вечера состоялась первая репетиция…„. Далее автор подробно описывает изменения в составе исполнителей вплоть до дня постановки спектакля и пишет: „В воскресенье 13-го декабря спектакль был поставлен. В 12 ч. 20 мин. ночи был последний раз раскрыт занавес“. Спектакль удалось поставить на сцене театра Общества „Русский Сокол“.

Спектакль отмечен в публикациях газет „Шанхайская Заря“, „Слово“, „Новый Путь“. „Постановка прошла с заслуженным успехом: молодые артисты… в своей игре дали максимум того, что можно требовать от артистов в подобном ученическом спектакле“ („Шанхайская Заря“, 15 дек. 1936 г.). „На этот раз молодые артисты успешно выдержали экзамен. Этот успех явился плодом упорной работы ?Театра Молодых Сил“ в течение почти двух месяцев под руководством опытного режиссера Е. А. Федорова… Труды организаторов постановки ?Грозы“ также не пропали даром, она собрала столько зрителей, что они с большим трудом помещались в ?Сокольне„“ (»Слово«, 16 дек. 1936 г.).

„Театр Молодых Сил“ был, по существу, единственным театральным коллективом, в постановках которого участвовали исключительно молодые любители. Даже в молодом по составу труппы театре Общества „Русский Сокол“ (в публикации газеты „Слово“ от 29 августа 1936 г. он был назван „театром нового поколения“) в спектаклях участвовали профессионалы — артистки Е. Владимирова, Л. Н. Княжевич и сам режиссер театра — известный дальневосточный артист Сергей Андреевич Томский.

Театральная деятельность в Обществе „Русский Сокол“ была одним из аспектов идеологической программы сохранения русского духа, принадлежности к русской культуре среди молодежи. С привлечением С. А. Томского в качестве режиссера произошли существенные изменения. Газета „Новый Путь“ 7 сентября 1936 г. замечает: „В труппе есть целый ряд несомненно талантливых молодых сил, и у этой молодежи появилось настоящее желание играть. Мы уверены, что под режиссерством опытного и талантливого артиста С. А. Томского труппа покажет, что она умеет работать и прогрессировать“. И уже 5 октября газета „Слово“ пишет: „Сокольский театр переходит от чисто любительского этапа в ряды полупрофессиональных театров“. Автор „Дневника“ сдержанно комментирует: „Достойна внимания крылатая фраза, брошенная рецензентом ?Слова“. Если не факт перехода, то претензии на переход в ряды профессиональных театров несомненно имеется… Во всяком случае, несомненно, что вся работа ведется С. Томским, который в ?Соколе» днюет и ночует, а это человек, который зря ничего не делает«.

Возможности Сокольского театра и „Театра Молодых Сил“ были несопоставимы, поддержка Общества давала возможность Сокольскому театру практически регулярно ставить спектакли, хотя его технические возможности (гардероб, декорации и т. п.) были существенно ограничены.

15 января 1937 года в зале Коммерческого училища состоялся спектакль „Театра Молодых Сил“, посвященный пятилетнему юбилею деятельности Е. А. Федорова в училище. Ставились сцены из комедий „Недоросль“ Фонвизина и „В чужом пиру похмелье“ Островского. Газета „Слово“ 17 января под заголовком „Юбилейный спектакль в Коммерческом училище“ отметила: „Какой популярностью пользуется драматическое искусство в Коммерческом училище и насколько хорошо это дело там поставлено, показал спектакль, прошедший на сцене училища 15 января с. г.“. К числу общих достоинств постановки газета отнесла „общий верный и бодрый тон… прекрасное знание ролей, благодаря чему полное отсутствие ?мертвых пауз“, и быстрая смена декораций. Чувствуется зоркий глаз режиссера, мастера своего дела и, видимо, большого специалиста в Островском… В заключение преподаватель училища П. С. Романов прочел небольшой доклад, посвященный пятилетию деятельности Е. А. Федорова в Коммерческом училище. Под руководством этого популярного режиссера было поставлено 12 пьес исключительно классического репертуара, и через его золотые руки прошло 48 молодых актеров-любителей. Гром аплодисментов и продолжительные овации переполненного зала училища лишний раз засвидетельствовали, какой любовью среди молодежи пользуется милейший и на редкость культурный человек Е. А. Федоров, сумевший воспитать молодежь в лучших традициях славного русского искусства».

Листаем «Дневник» — январь 1937-го… Год пушкинского юбилея. 17 января Федоров режиссирует постановку учащихся Французского Муниципального колледжа, входящую в программу детского утренника. Постановка включает инсценированную педагогом и писательницей К. В. Шендриковой «Сказку о спящей царевне и семи богатырях», а также «Скупого рыцаря» и сцены из комедии А. Островского «Праздничный сон — до обеда». В зале колледжа устроена елка для детей младшего возраста. «Посмотреть на юных артистов собралась не только учащаяся молодежь, но и очень большое количество их родителей», — пишет газета «Слово». «Муниципальный зал был переполнен. Несмотря на это, в нем царил образцовый порядок, что можно отнести к большой заслуге К. В. Шендриковой, доказавшей свои блестящие способности в управлении разновозрастной и разнородной массой посетителей, в которой было и немало не состоящих в рядах учащихся».

Клавдия Васильевна Шендрикова родилась в 1882 году в Вятке. В Шанхае преподавала русский язык во Французском Муниципальном колледже. Принимала активное участие в работе общественных организаций, была членом правления Лиги Русских Женщин. К ее специальным интересам относилась литературная деятельность. Она автор романов, рассказов, пьес, участвовала в создании в 1929 году литературно-художественного сборника «Воскресение». В конце 1940-х гг. эмигрировала в Америку.

Нельзя не отметить, что Клавдия Васильевна в начале 1900-х годов входила в состав действовавшей в Баку шендриковской группы рабочих, которой уделено значительное место в напечатанной в газете «Бакинский пролетарий» (№ 5 от 20 июля 1908 г.) критической статье И. Сталина «Лакействующие ?социалисты„“. „Мы говорим о шендриковской группе ?Правое дело“, родоначальнице бакинских меньшевиков… — пишет будущий ?вождь народов„, — перед нами лежит ?Правое дело“ № 2—3, перелистываем — и нам открывается старая картина старой теплой компании гг. Шендриковых. Вот Илья Шендриков, известный ?рукопожатель» г. Джунковского (Владимира Федоровича, одного из последних губернаторов Москвы в 1 908-19-13 гг. — З. К.), старый закулисных дел мастер… А вот знаменитая тараторщица ?всечистая" Клавдия Шендрикова, дама приятная во всех отношениях…«

Память об этой группе сохранена и в настоящее время как в исторических справках о политических партиях Азербайджана, так и в революционной истории Туркестана. В очерках истории Алма-Аты В. Н. Проскурина, например, указывается, что вышедшие из сословия семиреченских казаков „братья Лев, Илья и Глеб Шендриковы, а также жена Ильи Клавдия, в начале века ставшие основателями одного из направлений в рабочем движении — шендриковщины“, сыграли видную роль в общероссийском революционном процессе.

В Америке судьба не была благосклонна к Клавдии Васильевне. В Сан-Франциско она вынуждена была заниматься уборкой квартир и в 1955 году, через несколько дней после принятия присяги на верность США, скончалась в бесплатной больнице.

Но вернемся к содержанию „Дневника“, повествующего о пушкинских юбилейных днях 1937 года. Проведение юбилея было организовано Национальным Комитетом Русских Объединенных Организаций, Пушкинским комитетом и, несомненно, теми подвижниками, благодаря которым существовала театральная жизнь русского Шанхая. Одним из значительных событий театральной жизни были юбилейные спектакли, в которых с 6 по 20 февраля приняли участие все театральные силы русской колонии. 7 февраля состоялся юбилейный спектакль русских школ Шанхая, Реального училища, гимназии Лиги Русских Женщин, Коммерческого училища, Французского Муниципального колледжа (режиссура Федорова). Комментируя, автор „Дневника“ отмечает: „Это был детский утренник, устроенный Пушкинским комитетом. На него было положено много работы, и потому он сошел прекрасно“.

В „Слове“ рецензия перечислила участников, в „Шанхайской Заре“ среди номеров утренника были выделены две сцены — письмо Татьяны и сцена из „Бориса Годунова“. 20 февраля в зале гимнастического общества „Русский Сокол“ прошел Пушкинский вечер, завершающий сезон Общества, — на сцене Сокольского театра труппой молодых любителей были поставлены „Каменный гость“ и „Скупой рыцарь“ (режиссер Федоров).

Благотворительный вечер, устроенный К. В. Шендриковой в пользу „недостаточных учеников“ Французского Муниципального колледжа, проведен в „Русском Соколе“ 27 марта. „Ставились четыре миниатюры, из которых две были поставлены группой молодых русских артистов под режиссерством Е. А. Федорова и две под режиссерством П. А. Сухатина“ („Слово“, 28 марта).

После длительного перерыва 15 мая состоялась вторая постановка „Театра Молодых Сил“ на сцене Общества „Русский Сокол“. Впервые в Шанхае ставилась комедия Эдмона Ростана „Романтики“, которую, как отметила газета „Слово“, отличают „живость диалога… безукоризненно разработанный план действия, красота стихотворной речи в блестящем переводе Т. Л. Щепкиной-Куперник…“. И далее: „Театр снова не обманул доверия зрителей, выступая под руководством неутомимого деятеля на любительской ниве Е. А. Федорова“.

Театральная жизнь русского Шанхая изменилась в августе 1937 года в связи с приближением к Шанхаю японской армии. Автор дневника записывает: „…На следующий день после постановки ?Касатки“ (А. Н. Толстого. — З. К.) в театре Русского Общественного Собрания, в пятницу 13-го августа начались военные действия в районе Шанхая. В воскресенье 15-го августа было объявлено военное положение, никто не имел права находиться на улице с 10-ти вечера до 5-ти утра. Это положение было смягчено со 2-го сентября — срок свободного нахождения на улицах был продлен до 11. 30 вечера. Такое положение остается в силе к открытию зимнего сезона в начале октября». С этого времени театральную деятельность продолжает только Русский Театр. Его спектакли, в том числе и комедийные, проходят еженедельно.

Поддержание театральной жизни в тех сложнейших условиях вызывало естественное изумление русской колонии. Свидетельство тому — приведенный в дневнике шарж художника-карикатуриста газеты «Слово» Г. А. Сапожникова, посвященный театральной деятельности русских в условиях близких военных действий. Подпись под рисунком гласит: «Одно из двух: — это или сумасшедшие… или русские».

…Снова и снова осторожно перелистываю страницы «Дневника», останавливаюсь у оригиналов афиш, с интересом читаю не обойденный автором материал о бенефисах ведущих участников: З. А. Прибытковой («при благосклонном участии А. Н. Вертинского»), С. А. Томского, артистов Русского Театра В. И. Томского (Василия Ивановича Москвитина) — известного всему Дальнему Востоку драматического артиста и режиссера, В. В. Лоренца, П. А. Дьякова, В. В. Пановой…

…С сожалением покидаю мир «Дневника», с сожалением и надеждой, что этот короткий рассказ поможет сохранить заслуженную память о театральном духе русской эмиграции в Шанхае и о множестве ее неординарных деятелей, покинувших родину, но преданно служивших русской культуре до конца своих дней.

2005 г.
Зиновий Клевицкий

сведений об авторе редакция не имеет. Живет в Бостоне.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru