Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 46

2006

Петербургский театральный журнал

 

Парк культуры и отдыха ?Гамлет?

Марина Дмитревская

Если бы в зале Пермской драмы сидел Айболит-66, он произнес бы, задумчиво глядя на сцену: «Погубят тебя слишком широкие возможности!.»

Режиссер, стоп, не обижаться! Если театру можно изобразить Тень отца Гамлета в виде Карлсона, который играет в привидение (других привидений нынешний Гамлет не знает), потом поиграть в пресс-конференцию под датским флагом, с Клавдием на трибуне, комментатором на экране и надписями «Восторженный датский народ», «Критическая датская пресса» и так далее, потом провести довольно скучный кастинг на роль Офелии, потом показать на экране «Звездные войны» и «Ивана Васильевича»… уф! — почему бы тогда мне не поиграть в Айболита-2006?

Тем более что широкие возможности действительно губят спектакль. Г. Исаакян так хорошо знает, из каких паззлов складывается современный спектакль, что использует… ну почти все, что можно. Тут и театр в театре, и травестия (в прологе нам разъясняют: в шекспировском «Глобусе» все роли играли мужчины, так будет и у нас). Тут и Гамлет — подросток в черном (после Някрошюса этот паззл — из наиболее доступных: если в труппе нет Гамлета, мальчик-подросток найдется всегда), и следящая видеокамера (кто только не пользуется ею, светлый образ Касторффа летает над нашими театрами, как Карлсон в простыне). Тут и разорванный сюжетный ряд…

Каждая сцена берется в отдельности — и из нее сочиняется аттракцион. Не спектакль, а Парк культуры и отдыха, «веселые качели — расписные карусели».

Культуры — потому что все элементы, которые использует Исаакян, свидетельствуют о его постановочной развитости, визуальной культуре, он складывает «Гамлета» не из старых кубиков и веревочек (из них, надо сказать, складывает Някрошюс), а из элементов, приобретенных в современном театральном супермаркете… Отдыха — потому что Исаакян остроумец, и именно эта веселость, резвость, капустническое режиссерское остроумие губит спектакль. Шутки, шутки, стеб. И правда — смешно. Только быстро становится скучно. Потому что все довольно бессмысленно.

Но самое большое разочарование ждало меня не на пути поиска смыслов, а там, где я не ожидала. Г. Исаакян — режиссер музыкального театра, и, зная про его интереснейшие оперные спектакли, я была уверена, что уж с ритмом здесь все будет в порядке. Ритмические сбои я сперва приняла за некую действенную аритмию, но «Гамлет» получился принципиально не ритмичным спектаклем. Потому что ритмообразующим может быть все-таки только смысл, содержание. В его отсутствие качели летают в одном ритме, карусели крутятся в другом, а у нас кружится голова.

Ноябрь 2006 г.
Марина Дмитревская

Кандидат искусствоведения, доцент СПГАТИ, театральный критик. Печаталась в журналах «Театр», «Московский наблюдатель», «Театральная жизнь», «Петербургский театральный журнал», «Аврора», «Кукарт», «Современная драматургия», «Фаэтон», «Таллинн», в газетах «Культура», «Экран и сцена», «Правда», «Известия», «Русская мысль», «Литературная газета», «Час пик», «Невское время», научных сборниках, зарубежных изданиях. С 1992 года — главный редактор «Петербургского театрального журнала». Живет в Петербурге.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru