Rambler's Top100
Петербургский театральный журнал

№ 49

2007

Петербургский театральный журнал

 

Ягодки впереди

Евгения Тропп

«Арлекин» прошел уже в четвертый раз и стал традиционным явлением петербургской театральной весны. Вероятно, и российские театры постепенно привыкают к тому, что раз в год они имеют шанс побороться за Национальную премию в области театрального искусства для детей (если, конечно, на их сцене появился достойный кандидат — хороший детский спектакль!). В том, что фестиваль становится на ноги и укрепляет свои позиции, естественно, нет ничего плохого. Но, с другой стороны, его организаторам необходимо чутко следить за тем, чтобы традиции не превратились в рутину. Фестивалю, сколь бы напряженной ни была работа его участников, стоит оставаться праздником, волнующим и увлекательным для всех.

Программа «Арлекина», как правило, включает семь конкурсных спектаклей, один из которых появляется «автоматически», без отбора экспертным советом — это спектакль прошлогоднего лауреата. В этом году одним из конкурсных стал екатеринбургский мюзикл «Ночь открытых дверей», прошедший отбор на третий фестиваль, но из-за участия в «Золотой маске» не сумевший приехать в Петербург. И еще два спектакля, получившие «полупроходной» балл у экспертов, нашли средства и вошли в афишу. Мало того: в фестивале участвовало девять внеконкурсных постановок, поэтому афиша казалась неоправданно громоздкой. Почти не изменившее состав жюри «Арлекина», как обычно, творчески подошло к определению лауреатов. В прошлом году каждый спектакль отметили в какой-то особенной, оригинальной номинации. На этот раз номинаций (конечно, не считая Гран-при — Национальной премии) было шесть, и достаточно привычных (например, «За лучший спектакль», «За лучшую режиссуру», «За лучшую мужскую роль»), и жюри поощрило только четыре спектакля из девяти. Так что интрига сохранялась до самой финальной точки. Единственный лауреат, чье имя было известно до начала фестиваля, — это выдающаяся актриса Ирина Соколова, награжденная в номинации «За великое служение театру для детей» (о ней и о церемонии вручения премии читайте в № 48 «ПТЖ»).

Прошлогодний лауреат Национальной премии «Арлекин», актер и режиссер из г. Мариинска Петр Зубарев, привез на фестиваль новую работу, созданную с помощью денежной части этой премии. На этот раз мы увидели историю «О рыцарях и принцессах», рассказанную самим Зубаревым и актрисой театра «Желтое окошко» Еленой Зубаревой. Как признался потом сам Петр, больше всего он волновался из-за того, что его новый спектакль неизбежно будут сравнивать с полюбившимся всем «Ивановым сердцем». Надо отдать должное артисту: он мужественно перенес испытание успехом, справился с волнением и «грузом ответственности». Его новая работа похожа на «Сердце» только тем, что в ней так же ясно видна личность художника, его позиция. Это авторский театр Зубарева, со своими законами и неповторимой интонацией — спокойной, лишенной наигранности и ложного пафоса, подкупающе откровенной. Рассказывать о спектаклях Зубарева довольно трудно, поскольку в них нет никаких сценических ухищрений, все очень просто, но при этом есть ощущение подлинности непосредственного общения между актерами и аудиторией. Зрители сразу включаются в игру, предложенную театром, и готовы со всей серьезностью следить за ней, даже участвовать, если надо (Зубарев смело идет на то, чтобы позвать из зала детей на помощь в одном из эпизодов, — прием, редко оказывающийся оправданным в театре). Видимо, такая зрительская вера возникает благодаря удивительной живости текста — Зубаревы играют не «чужую» пьесу, а сочиненную ими в процессе репетиций историю, поэтому все реплики как будто рождаются здесь и сейчас. Да и сам постановочный ход усиливает эту иллюзию сиюминутности. Декораций нет, только черные ширмы, реквизит минимален: лишь небольшие прямоугольные доски, на которых актеры мелом пишут и рисуют все, что необходимо. И тут же стирают!. Доски играют всевозможные роли, можно только подивиться остроумию их разнообразного использования. Спектакль возникает «из ничего», проигрывается только с помощью воображения публики и исчезает. Актеры работают в черных нейтральных одеждах, напоминающих репетиционные трико, по ходу действия поверх черного набрасываются белые «костюмы» самой крупной вязки, похожие на сети, — кольчуга и шлем у Рыцаря, платье и шапочка у Принцессы. Но время от времени исполнители выходят из ролей - вешают на уголок ширмы свои забавные головные уборы и комментируют произошедшее, спорят, общаются с залом. Как и в «Ивановом сердце», здесь маленьким зрителям приоткрывается сама природа театральной игры. Что же касается содержания… «О рыцарях и принцессах» — сказка философская, взывающая к размышлениям. Авторы не забывают о том, что ироничность и шутливость формы нужны им для того, чтобы подчеркнуть серьезность проблемы: ведь между рыцарями и принцессами (читай — мальчишками и девчонками, мужчинами и женщинами) идут непрерывные и бессмысленно-жестокие «военные действия»!.

Спектакль театра «Желтое окошко» победил в номинации «Лучший спектакль малой формы», кроме того, Петр Зубарев увез в Мариинск несколько призов от спонсоров, детского жюри, прессы… Фестиваль «Арлекин» без сомнения может считать одним из своих главных достижений открытие этого автора и артиста для театральной России, для детского театра.

Лучшей постановкой большой формы была признана «Ночь открытых дверей» Свердловского театра музыкальной комедии. Грандиозный по масштабам мюзикл на диккенсовский сюжет (композитор Евгений Кармазин, режиссер Кирилл Стрежнев, художник Сергей Александров, дирижер Вячеслав Петушков) не поместился на площадке театра «Зазеркалья», его сыграли в Мюзик-холле. Диккенс предоставил либреттисту К. Рубинскому прекрасный материал для музыкальной мелодрамы — эмоционально насыщенный, полный событий и превращений, которые трогают зрительские сердца. На сцене масса действующих лиц, хор, балет, детская студия (юные артисты получили в подарок от спонсоров громадную игрушку — белого медведя); декорации изображают лондонские улицы, в центре — вращающийся двухэтажный дом; разнообразные световые эффекты… Зрелище впечатляет, даже завораживает, впрочем, как же иначе? Ведь перед нами мюзикл, во-первых, рождественская история, во-вторых, а Рождество — это всегда праздник, таинственный и волнующий, когда все ждут чудес, невозможных в обычной жизни. Вторая премия «Ночи» — за лучшую мужскую роль Владимиру Смолину (Скрудж), действительно прекрасному вокалисту и колоритному актеру, ведущему главную партию и держащему в руках нити всего действия.

«Ночь открытых дверей» предназначена, как сейчас говорят, для семейного просмотра. Диккенсовский сюжет, сложный язык музыкальной постановки, полномасштабный формат — все это рассчитано на достаточно подготовленного зрителя. Однако вопросов к этому спектаклю у жюри не было, хотя возрастной ценз «Арлекина» — спектакли для детей от 5 до 9 лет. Видимо, высокий профессионализм постановщиков и увлекательность зрелища оказались настолько убедительными, что вопросы «адреса» отпали сами собой. А вот «Снегурушке» Небольшого театра (Ульяновского ТЮЗа) не повезло: жюри ничем не отметило этот тонкий, симпатичный спектакль, посчитав его выходящим за возрастные границы. Несказка М. Бартенева (так обозначен жанр), пожалуй, и вправду обращена к подросткам, а не к малышам. Проблемы у героев непростые, сами персонажи - не традиционные и знакомые всем Дед Мороз, Баба Яга, Снегурочка, Леший и пр., а авторски перетолкованные фигуры, к которым надо внимательно присматриваться. Но «Снегурушка» могла быть хорошо воспринята и детьми более младшего возраста, если бы они пришли с родителями и смотрели спектакль в малом зале (в Ульяновске пространство камерное). Но, увы, зал был выбран большой, а зритель явился коллективно — это был абонементный спектакль, на который собираются классы. Шум, переходящий в гвалт, сопровождал почти все действие; злую шутку сыграл со спектаклем сам принцип мизансценирования — персонажи приходят на сцену и уходят через зал, а появление актеров среди публики всякий раз вызывало у только-только притихших школьников новый приступ буйства. Контакт между сценой и зрителями был потерян, поэтому разобраться в сложных взаимоотношениях героев уже никому не удалось. «Снегурушка» — постановка атмосферная, тихая, внешне очень скромная, серьезная и сердечная. Такие спектакли — редкость в театре для детей, жаль, что работа Эдуарда Терехова и  ульяновских актеров не получила если не зрительской, то хотя бы профессиональной оценки.

Четвертый «Арлекин» был посвящен памяти К. И. Чуковского, но самым репертуарным автором оказался Андерсен: только среди конкурсных постановок три были основаны на его сказках. В их числе и «Дикий» — на этот раз популярную пьесу В. Синакевича по «Гадкому утенку» привез Казанский ТЮЗ. Интересно, что этот спектакль на недавнем фестивале «Радуга» постигла участь «Снегурушки» - воспринят он не был. Пространство тогда оказалось не слишком большим, а, наоборот, чересчур тесным, и кроме суеты актеров прямо перед носом у зрителей почти ничего в памяти от того спектакля не осталось. Новая встреча с «Диким» стала фактически знакомством, причем приятно обрадовавшим. Работа Владимира Чигишева (премия жюри «За лучшую режиссуру») прозвучала очень внятно, в спектакле как будто появился воздух — красота мизансцен, свободное и осмысленное движение актеров. История, разыгранная практически без декораций в черном кабинете, - мудрая театральная притча. Главный герой в исполнении А. Зильбера, угловатый, нескладный очкарик-интеллигент, завоевывает доверие и симпатию зрителей, несмотря на свою принципиальную «неэффектность», скромность и одиночество. Несчастная и забавная Утка-мама сыграна Е. Ненашевой драматично и без сентиментальности (эта роль была отмечена жюри как лучшая женская).

По мотивам сказок Андерсена создана театральная фантазия «В башмаках» («Ведогонь-театр», г. Зеленоград). Надо признаться, автору этих строк не удалось проникнуть в логику этого изобретательного спектакля, в котором большая роль принадлежит художнику. Кирилл Данилов создал хитроумную установку, что-то вроде волшебного шкафостола с множеством странных «штучек», деталей, мелочей. Когда в начале спектакля за этим столом появляется старичок (волшебник? алхимик?) и начинает колдовать, совершая некие таинственные действия, воображение зрителя разыгрывается. Ждешь чего-то особенного, чудесного… Дальнейшее действо, придуманное режиссером Павлом Курочкиным, может быть, и интересно, но не очень понятно. Наверное, ассоциативная связь между сценами доступна скорее детям, чем взрослым.

«Сны о Русалочке» Челябинского ТЮЗа — еще один андерсеновский сюжет. На этот раз главенствующая роль художника заявлена прямо: идея, постановка, декорации, анимация, свет — Антон Сластников. Соавтором художника стала хореограф Ольга Пона. Музыка, сценография и пластика - главные составляющие этого спектакля, жанр которого определен как сказка-сон. И действительно, некое гипнотическое воздействие зрелище оказывает… Большая часть событий происходит на морском дне, поэтому движения актеров плавны и замедленны, зеленовато-синий свет приглушен, множество завес создают ощущение непроницаемой для солнечных лучей толщи океанской воды. Голоса доносятся как бы из глубины вод, хотя и усилены микрофоном. Интонации певучи и тоже усыпляют. Следишь в основном за видеоинсталляциями, проецируемыми на занавеси. Единственная сцена, сделанная в другом ритме, заставляет проснуться: морская колдунья (Ж. Гурина) похожа на шаманку, исполняющую некий страшноватый ритуальный обряд. Спектакль показался небезынтересным, хотя и нарушающим границы не только драматического театра, но и театра как такового.

Еще один музыкальный спектакль на «Арлекин» привез Омский Северный драматический театр (г. Тара). Если «Ночь открытых дверей» — это настоящий мюзикл, то «Кошкин дом» — игра в мюзикл (композитор Андрей Пересумкин). В самом начале пухлые снежные комья в руках артистов ловко и неожиданно превращаются в музыкальные инструменты — контрабас, гитару, саксофон, флейту, даже пианино — все из белого поролона. Так на сцене появляется эстрадный ансамбль беспризорных котов, которые и разыгрывают знаменитую сказку Маршака. Подобное решение хоть и не является открытием, но органично для спектакля, предоставляет актерам возможность существовать на сцене иронично и легко, веселиться и дурачиться. Если бы режиссеру Константину Рехтину удалось на всем протяжении действия удерживать нужный темпоритм, не позволять исполнителям растягивать проходные сцены лишними шутками и подробностями, спектакль показался бы более цельным. Однако в отдельных сценах получился некоторый перебор с кутерьмой, криком и визгом… Раздражало и низкое качество громкой, но не очень внятной фонограммы. Самыми лучшими оказались тихие эпизоды, в которых музыка звучала мелодично, а не напористо (например, дуэт осиротевших котят - Н. Климовой и А. Горбунова — и момент их примирения с Кошкой — А. Липской).

«Холодное сердце» Саратовского ТЮЗа им. Ю. П. Киселева замыкает список не отмеченных жюри спектаклей. Эта постановка Юрия Ошерова по сказке В. Гауфа (инсценировка Е. Ракитиной) производит впечатление хорошо сделанной профессиональной работы, особенно с точки зрения визуального ряда. Но увлечься и порадоваться помешала некоторая искусственность, заданность, «холодность» «Холодного сердца». Проблема выбора, стоящая перед главным героем (богатство или доброта теплого сердца), очень серьезна, но для создателей спектакля она решена заранее, поэтому не вызывает волнения и заинтересованности у зрителей.

Гран-при четвертого «Арлекина», а также премию за лучшую работу художника (Рудольф Прокопьев) получил спектакль Нюрбинского передвижного драматического театра «Волшебные ягодки» режиссера Александра Титигирова. Можно попытаться объяснить магию воздействия этой незамысловатой якутской сказки на зрителей… Но для этого требуется перо большого мастера слова! Чистый восторг, какого давно уже не приходилось испытывать в зрительном зале, возникает на этом спектакле почти сразу, с первых сцен. Невольно попадаешь в ритм, подчиняешься ему и следуешь дальше и дальше, как будто неведомая сила уносит за собой. Молодой оленевод Оросу Ботур (А. Евсеев) получает оружие и снаряжение из рук старца Сээркээна Сэсэна (Б. Борисов) и превращается в героя, который должен спасти свой народ. Длинный и опасный путь к победе над колдуном, встречи и приключения по дороге к счастью и есть сюжет спектакля. Лирические сцены сменяются сценами забавными, комическими, и в этом чередовании есть точный расчет. Герой встречает прекрасную девушку, превращенную в стерха (журавля), и они вместе идут к колдуну за волшебными ягодками. По пути им помогает бодрая Старушка-охотница (А. Кривогорницына), которая ловит рыбу в полынье. Герои получают в подарок лыжи и под счастливый смех зала прокладывают лыжню прямо по сцене! Все очень просто, но так стильно, емко и выразительно сделано, что эта простота решений кажется единственно возможной. Дело, наверное, в том, что якутский театр сохранил тесные и естественные связи с фольклором, поэтому народная сказка на сцене выглядит не сувенирной продукцией, а подлинным искусством. А. Титигиров смело сочетает приемы театра наивного — кукольного, например, в сцене встречи с Песцом и Лисицей — и вполне современного по языку. В спектакле очень сложная партитура света, своеобразный музыкальный ряд — этническая музыка порой звучит как якутский рок, особенно в сцене битвы Оросу Ботура с Марылан Батыром (Н. Никитин). Несмотря на то, что весь эпизод решен в стиле «Властелина колец» (Колдун в маске похож на орка), юмор не изменяет режиссеру и здесь: бой несколько раз возобновляется, потому что поверженный Марылан вновь и вновь оживает. Такой «ужастик» настолько забавен, что никто из детей не успевает испугаться.

…Благодаря «Арлекину» театральная радость может повториться: поскольку якутский театр получил Национальную премию, на следующий фестиваль он обязан привезти свою новую работу. Будем ждать!

Сентябрь 2007 г.
Евгения Тропп

театральный критик, преподаватель СПГАТИ, редактор ?Петербургского театрального журнала?. Печаталась в журналах ?Театр?, ?Театральная жизнь?, ?Искусство Ленинграда?, ?Московский наблюдатель?, ?Петербургский театральный журнал?, петербургских и центральных газетах. Живет в Петербурге.

Предыдущий материал | Оглавление номера | Следующий материал
© «Петербургский театральный журнал»
ptzh@theatre.ru